В скором времени на ролевой грядут большие изменения. Решится проблема с подарками, которые снова можно будет дарить, будет новый сюжет, новые акции, конкурсы, призы и многое-многое другое. Дорогие мои, через пару дней состоится переезд. Кто хочет остаться с нами - мы будем безмерно рады вам. Это тяжелый шаг, но вместе мы справимся) Вопросы, пожелания и предложения - в ЭТУ ТЕМУ!)

***
В игру срочно требуется активный Стефан - его уже заждалась Елена! Не стоит расстраивать девушку!)
Так же разыскиваются Лиз Форбс, Джереми Гилберт и все канонические персонажи! Нужно всего лишь заполнить короткую анкету, и они будут ваши!

***
Любой канонический персонаж проходит по акции action #2 .Canons wanted и для принятия требуется только пробный пост! Спешите, пока не разобрали!

***
Срочно требуются персонажи из action #5. Klaus company и action #6 .Hybrids. При желании во вторую акцию возможно принятие авторских персонажей по халявной анкете! Не упустите шанс!

***
Просьба всем игрокам посетить тему Перекличка! и отписаться в ней не позже 22 августа!


Дежурный модератор





Кликаем КАЖДЫЙ ДЕНЬ!

Поддержать форум на Forum-top.ru

Рейтинг вампирских сайтов РуНета






The Vampire Diaries World

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Vampire Diaries World » Мистик Фоллс » [17 марта 2011] Знаки вопроса


[17 марта 2011] Знаки вопроса

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Название:
Знаки вопроса
Место:
Дом Клауса
Дата, и время суток:
17 марта, вечер
Персонажи:
Ребекка, Клаус
Описание:
После того, как Ребекке удалось не без помощи Бонни вызвать дух Эстер и поговорить с ней и многих важных вещах, касающихся прошлого, девушка узнает много нового - того, что несколько рушит ее представления действительности. Девушка приходит домой, где завязывается разговор с братом - Ребекка пытается выяснить у него подробности смерти матери, чтобы понять, откроет ли он ей правду. Ник догадывается, что подобные вопросы задаются не спроста, и в итоге разговор перерастает в ссору, в которой открывается правда о том, что Ребекка не поставив его в известность, связалась с духом матери, да еще и с помощью Бонни, которая пыталась выяснить у нее способы уничтожения Клауса. Причастность к этому Деймона лишь добавляет масла в огонь - Ник пытается дать Ребекке понять, что Деймон - не тот "друг", с которым стоит иметь что-то общее его сестре. Каждый имеет право злиться, каждый хочет быть правым, а раз они настолько похожи, вряд ли из ссоры выйдет победитель или проигравший. Но искры лететь точно будут... Победит ли в итоге семья, или Бекки с Ником потеряют единственное, что от нее осталось - друг друга?

0

2

сори за полный бред, но так вышло о.о предупреждала же, что первой писать посты не умею...

Сколько же прошло времени с этого злополучного сеанса? Долго, целый месяц. Пожалуй, ещё никогда так надолго Ребекка не злилась на брата. Даже в какой-то мере избегала встреч с ним. Появлялась дома через раз, целыми днями и ночами пропадала вне стен дома. А если и случались разговоры, то они были совсем недолгими – пять минут от силы. Два три слова, неуверенных жеста и на этом они снова расходились «по разным углам». Конечно же, она всеми силами пыталась не выдавать своих обид, того, что теперь была осведомлена слишком о многом, о том, что сейчас и сама предпочла бы забыть. Да вот только внушить ведь это было некому. Странно, как ей удалось настолько оттянуть всякие расспросы, беседы с братом и прочее. Это уже можно было смело зарегистрировать в книге рекордов Гиннесса как самую долгую… Хотя, собственно, названия этому отрезку времени девушка так и не успела придумать по непонятной причине.

А подумать было очень много времени. Ведь по непонятным причинам Бекка перестала общаться (по большей части) с большинством населения Мистик-Фолс. Что было вообще очень странно для неё, ведь обычно она хоть и пыталась отгородиться ото всех ужасным отношением к людям и взглядом на всех окружающих свысока, то сейчас просто перестала контактировать с кем бы то ни было. Нет, конечно, внешне она всё также продолжала держать дистанцию, вести себя, как и всегда, но такого количества яду, как прежде, уже не было. Если и завязывался с кем-то разговор, то, как и с Ником, она просто пыталась поскорее его окончить, по возможности, привлекая поменьше внимания к своему несколько необычному поведению.

Так тянулись дни, недели, вот и уже и месяц сокрытой депрессии был за плечами. Возможно, даже уже и боль предательства начала постепенно отступать и грядущий разговор должен бы обойтись без особой истерики. Да, как ни странно она уже почти решилась на откровенный разговор с братом, собственно, в надежде на то, что вдруг проснётся совесть и под тонким намёком сам сознается в том, что натворил тысячу лет назад. Надеялась на то, что… На что? В любом случае, вероятно, глупо надеяться на что-то такое в пределах раскаяния, и, кажется, Бекки это начинала медленно осознавать, когда первая волна надежды восстановить в семье хотя бы отсутствие ссор быстро сошла на нет. Последнее, что хотелось бы сейчас ей делать, так это скандалить. Как там говориться? «Опять скандал? Как они утомляют эти скандалы…» - но дело даже не в этом, просто эта правда была часовой бомбой, грозящей не только разрушить остатки понимания между ними, но воплотить в жизнь возможную перспективу если не одиночества, то ещё одного кинжала и возможности отдохнуть парочку столетий. Поразмыслить обо всём произошедшем и вернуться с очередной злобой, когда вновь станет нужной Клаусу. Если вообще когда-нибудь понадобится.  Хотя, эта перспектива была совсем мрачной и не совсем вписывалась в планы девушки.

«Что ж, пора, кажется, от разговора уже не отвертишься, да всё равно когда-нибудь придётся об этом побеседовать… Что-то мне подсказывает, что это будет не самый лучший наш семейный вечер… Только вот с чего бы мне начать? Не стоит сразу с плеча рубить… Может, лучше сначала попробовать ему дать шанс сознаться? Хотя, куда уж там… Если было бы всё так просто… Я бы так не мучилась… Лучше бы и вправду вообще ничего не знала…»

Да, если бы всё было так просто. Тяжело вздохнув, Ребекка в последний раз попыталась собраться с мыслями, потому что те назойливо разбегались в стороны, всё никак не желая оказываться в одной кучке, чтобы хоть немного посодействовать в этот сложный вечер. Но делать нечего, пришлось идти с такой манной кашей в голове. Экспромт – великая вещь и видимо именно сегодня ей придётся испытать это на собственной шкуре. Обычное лицо, в меру серьёзное, но не настолько, чтобы заранее нагнетать мрачные мысли, ведь они и сами не преминут появиться в нужный момент, намёки никогда не были сильной стороной девушки. Клаус, видимо, только что вернулся домой откуда-то, что сейчас было вообще не важно, так что можно было прямо сейчас и приступать к разговору. Бекки встала с дивана в гостиной, на котором и просидела последние пол часа, пытаясь взвесить все за и против, и пошла «навстречу своей судьбе».

- Привет, да ничего умнее не смогла придумать, где был я не спрашиваю, потому что либо мне будет неинтересно, либо ты просто не скажешь… - пока сохранять обычное расположение духа получалось, но с каждым словом былая уверенность медленно гасла. - Знаешь, Ник, я давно хотела с тобой кое о чём поговорить… На счёт нашего общего прошлого… - неуверенно закончила Бек.

0

3

В последнее время всё было несколько странно и до ужаса скучно. Подозрительное затишье точно предвещало бурю, и Клаус точно не мог сказать, с какой именно стороны она должна проявиться. Город стал казаться еще более бесполезной точкой на карте мира, и единственным желанием Клауса было уехать от Мистик-Фоллса куда подальше, заодно занявшись более важными делами, чем проведением вечеров в гриль-баре. Вся неделя казалась вынужденно-бесполезной, с того самого дня, когда Лара покинула город, внутри словно обрезали какой-то кусок, который еще представлял надежду на то, что они смогут быть вместе. Все эти годы поиски Леншер могли оказаться просто бесполезными, потому что ее жизнь уже давно обрела свои собственные черты, и честно говоря, Клаус не представлял, чем всё это может закончиться. Но закончилось ведь - сейчас ее не было рядом, а где-то внутри была мысль, что уже и не будет. Когда-то Ник сказал себе, что примет любое ее решение, и кажется сейчас ее решением было находиться возле своей "семьи", своего клана волков, который представлял для этой девушки всё. Клаус понимал, что всё к лучшему, но объяснить это самому себе было слишком сложно - с ней словно уехала какая-то часть его самого, и теперь нужно было время, чтобы восстановиться. Вот в чем слабость привязанности и любви - всё хорошее однажды заканчивается, и не важно, кто может оказаться виноватым, важно что оно так.
Сегодняшний день прошел более чем приятно - удалось-таки выяснить, что в соседнем городе нашлись пара оборотней, и съездив туда, Ник достаточно быстро нашел их - теперь к общему числу добавилось еще два гибрида, а это стоит того, чтобы добавить в не слишком хорошее настроение хотя быть несколько капель позитива. В конце концов, план, который был продуман Клаусом уже давно, должен был осуществлять в независимости от того, что происходит вокруг. А происходило что-то не совсем ясное. К примеру, Ребекка, которая раньше постоянно находилась где-то рядом, и предпочитала быть в курсе всех событий, теперь странным образом избегала этого дома и своего брата. Если бы Клаус не настолько хорошо знал свою сестру, то сказал бы, что ее что-то слишком сильно расстроило, но ведь Ребекка не похожа на ту, кто может подолгу расстраиваться, и уж тем более, впадать в депрессию, к тому же, вроде как и повода не было - не смотря на то, что на лице сестры было написано, что ей весьма плохо, Клаус предпочитал не вдаваться в вопросы, после того, случая, когда получил довольно резкий ответ "я же сказала, всё хорошо!". Она несколько отдалилась за последний месяц, и это чувствовалось сильнее, чем казалось на первый взгляд, и Клаус подумывал, что однажды не выдержит, встряхнет ее за плечи и спросит, какого хрена с ней происходит уже другим тоном, далеко не заботливым.
Клаус остановил машину возле дома, и выключив звучавшую из динамика музыку, вылез из машины, прислонившись к дверце. Снова здесь, Мистик-Фоллс неизменное место обитания, хотя может быть он все же не зря пытался привести этот особняк в порядок, Ник решил, что раз остался здесь жить, то стоит правильно выбирать где именно.
Поднявшись по ступенькам, Клаус зашел в дом и прошел в гостиную, кинув кожаную куртку на кресло, стоявшее возле входа. Он поднял взгляд на Ребекку, которая тоже была здесь:
- Привет.
Не сказать что за пару дней его отсутствия что-то изменилось. Довольной улыбки на губах сестры не было, да может они и вовсе не заметила, что он уезжал куда-то. В последнее время ее мало что интересовало. Может быть именно сегодня должен был наступить момент, когда стоит встряхнуть ее и задать вопрос, требующий конкретный ответ?
- Где был я не спрашиваю, потому что либо мне будет неинтересно, либо ты просто не скажешь…
Клаус вскинул брови - за эту фразу она сказала слов больше, чем за весь последний месяц. К чему бы это, интересно.
- Не скажу, потому что тебе не интересно, Бекки. Во всякой случае, далеко отсюда. - ответил он, глядя в глаза сестры, которые сейчас казались какими-то настороженными, будто она чего-то ждала. Клаус прищурился, едва не спросив, что же заставило ее перестать играть в игнор именно сейчас.
- Знаешь, Ник, я давно хотела с тобой кое о чём поговорить… На счёт нашего общего прошлого…
Клаус усмехнулся, обходя сестру и направляясь в сторону дивана:
- Мне сейчас не хочется обсуждать прошлое, Ребекка, ни одно из прошедших столетий. Хотя если это объяснит, что с тобой происходит в последний месяц, то давай попробуем.

+1

4

Ну, несколько предположений относительно предшествующего пребывания Ника у неё были. Из самых банальных – конечно же, излюбленные гибриды, для которых нужны оборотни, внезапно обнаруженные где-то неподалёку от Мистик. «Ну, хоть кому-то было из нас весело… Хотя, быть может, у него были и другие какие-то дела… Но мне, собственно, сейчас это и не было даже интересно… Надо отдать должное, это уже самый длинный разговор из всех, которые у нас были за весь последний месяц… Уже в какой-то мере хорошо…» - иногда во время этого самого разговора у Ребекки возникало ненавязчивое ощущение того, что уже с таким началом, они определённо придут к глупой ссоре, в которой просто будет больше крику, нежели смысла. А меньше всего хотелось ссориться с Ником, ведь в глубине души за прошедший месяц она уже почти успела его простить, несмотря на то, что это событие тысячелетней давности было совсем из ряда вон выходящим.

- Ничего со мной такого не происходит, - недовольно отозвалась Бекка, слегка надув губки.

Ну, конечно, а чего она ждала, что он кинется радостно обсуждать время, когда они, похоже, только и делали, что бегали от Майкла. Хотя, отчасти, в другой ситуации, она и сама на вряд ли стала бы с особым рвением обсуждать то, что было. А в особенности именно то, о чём и хотела сейчас поговорить, это вообще было чем-то вроде запрещённой темы, упоминать которую вообще не стоило ни под каким предлогом. Наверное, конец их семьи как чего-то нормального по общечеловеческим понятиям было единственным, что могло по-настоящему сильно её расстроить и значительно быстро выбить из колеи. Что поделать, у каждого ведь есть свои слабости. И что не говори, разговор её действительно не вдохновлял, и как ни странно опасалась она не того, что в конце получит такой же кинжал, как у Кола или Финна. Тихонько вздохнув, древняя повернулась вслед за братом, усевшись в кресло напротив.

- Ты же знаешь, что просто так, я бы и сама об этом не стала говорить. Я вот просто временами начинаю думать, а когда именно развалилась наша семья. Когда мы стали вампирами или когда ты начал выслеживать остальных, постепенно всем им загоняя кинжалы в сердце? – девушка задумчиво перевела из пустоты на брата, кажется, в глазах даже не было и упрёка, просто рассуждение, хоть и весьма странное. – И, в общем-то, прихожу к выводу, что это случилось где-то между этими событиями. А ты мне никогда не хотел ничего рассказать такого, что я не знаю?

Вот и сделан решающий выстрел. Назад уже дороги нет, тут уже остаётся только ждать, что же всё-таки ответит брат. Но несмотря на то, что уже ничего нельзя было изменить, сейчас Ребекка почему-то надеялась на то, что ей всё-таки не придётся тыкать Клауса носом в его поступок, что он всё же сам сознается в этом и тогда, быть может, она даже смогла бы его простить со временем, обида бы не стала заседать так глубоко в её сердце. Впрочем, чем больше девушка пыталась анализировать сложившуюся ситуацию, со временем медленно начинала осозновать, что раз он не решался сказать ей об этом, так тщательно оберегая от неё эту тайну почти тысячу лет, то, что же ему мешает продолжать врать?

+1

5

Слишком много прошло времени с тех пор, когда прошлое имело какое-то значение, сейчас казалось, что все что было раньше - было в прошлой жизни, даже дальше, в одной из жизней, которые им пришлось прожить. Как-то внегласно было реено не вспоминать слишком многое, и до недавних пор это получалось весьма не плохо. Ребекку расстраивали разговоры о том, что когда-то даже у них была настоящая семья, и уже целое тысячелетие приходилось мириться мыслью о том, что впереди лишь одиночество, которое подарила им Эстер в тот момент, когда обратила в вампиров. Клаус же в свою очередь предпочитал жить будущим, а не прошлым, которое было далеко от идеальности. В какой-то момент он понял, что как таковой семьи у них никогда и не было, но он все же любил тех, кто сейчас вынуждены были находиться в двух оставшихся гробах - Финна и Кола, Элайджу, которому повезло чуть больше, но который много раз успел доказать, что считает своего брата лишь врагом - Ник редко прощал предательство, но собственному брату это было сделать еще сложнее, потому что он слишком хорошо помнил "всегда и навеки", а в итоге все вышло совсем по-другому. Сейчас, когда Эла не было рядом, это даже несколько вдохновляло - выводили из себя его привычки капать на мозги в самые неподходящие моменты, да и то, что брату нельзя доверить собственную жизнь, тоже несколько напрягало. Оставалась Ребекка, любимая сестренка, которая все это время была рядом, за исключением лишь каких-то девяноста лет, которые не имеют значения в вечности, которая была у них впереди.
Были и другие причины, по которым Клаус предпочел бы не начинать этот разговор, что-то, что не должно было всплывать в ближайшее время. Он знал, что тогда может потерять и Ребекку, а это было бы слишком больно. Но что-то подсказывало, что правда рано или поздно все равно всплывет, и то, что Бекки начала разговор об их общем прошлом, Ника совершенно не радовало.
- Ничего со мной такого не происходит.
Зато она отменно умела делать обиженное лицо, забавно надувая губки. И она врала сейчас, точнее пыталась изобразить спокойствие, но Клаус слишком хорошо знал эту девушку, чтобы вестись на столь банальные маски безразличия. Он вскинул брови, вопросительно глядя на сестру - знал, что продолжение разговора напрямую зависит от нее.
- Ты же знаешь, что просто так, я бы и сама об этом не стала говорить. Я вот просто временами начинаю думать, а когда именно развалилась наша семья. Когда мы стали вампирами или когда ты начал выслеживать остальных, постепенно всем им загоняя кинжалы в сердце?
Клаус внимательно посмотрел на Ребекку:
- Мне казалось, мы это уже обсуждали. Все еще не можешь простить брату девяносто потерянных лет? - серьезный взгляд остановился на ее глазах, изучая то, что можно было в них увидеть. Не смотря на всю серьезность, в голосе все равно ощущался сарказм. Неужели она действительно пришла сюда ради того, чтобы напомнить, что все еще злится на Ника за то, что тот вонзил ей кинжал в сердце - в тот момент, когда она готова была предать его, оставшись со Стефаном. Ник тоже слишком хорошо помнил момент, когда ощутил, что даже она готова была оставить брата ради подвернувшегося ухажера, который и в подметки ей не годится.
– И, в общем-то, прихожу к выводу, что это случилось где-то между этими событиями. А ты мне никогда не хотел ничего рассказать такого, что я не знаю?
Клаус прищурился, глядя на девушку:
- Не понимаю о чем ты...- не сводя с нее глаз ответил он, мысленно подумав о том, насколько Бекки сейчас близка к тому, чтобы открыть столь давний секрет, который Клаус предпочитал держать подальше от своей сестры. Не потому, что хотел, чтобы между ними были какие-то тайны, а потому, что хотел уберечь сестру от знаний, которые принесут лишь боль - он сомневался, что Бекс поймет причины, по которым он убил их мать, но уверенность в том, что она ничего не сможет узнать, лопнула именно сейчас, когда Ребекка завела разговор о прошлом. Она могла не пояснять, Ник понимал, что она всё знает. Тогда легко можно было бы объяснить и нее поведение в последние дни - всё вставало на свои места.
- К чему этот разговор? Что было то было, неужели ты вновь хочешь к этому вернуться?

+1

6

А что она могла ещё сказать? Ведь, несмотря на то, что почти все карты уже открыты, Бекка всё ещё колебалась. Да, не хотела, с самого начала не хотела говорить с братом на эту тему. Чего-то боялась. А чего именно так и не могла понять. Уж точно не очередного кинжала. Возможно, больше её пугала перспектива их достаточно серьёзной ссоры. Ссориться совсем не хотелось, но, кажется, именно в таком ключе был начат разговор, и теперь было бы очень трудно перевести его в другое русло. Хотя сейчас она отчаянно пыталась сделать  это. Перевести всё в более дружелюбный тон вообще было очень сложно, а убрать обвинения из своего монолога - почти невозможно. Отчасти она понимала причины, по которым он не сказал ничего ей до сих пор, всеми силами пытаясь себя с их помощью успокоить, но пока получалось слабовато, особенно с её нынешним полным отсутствием самообладания.

- Не могу, это было нечестно по отношению ко мне. Но… Я на тебя не злюсь, потому что в какой-то мере я была и сама виновата. И не смотри на меня так! Может, и злюсь, но совсем чуть-чуть. Сейчас это не имеет значения…

Действительно. По сравнению с правдой об убийстве матери это было такой мелочью. Всё это время она боялась Майкла, который опьянённый жаждой мести гонялся за ними все эти столетья, а бояться надо было Ника, который теперь казался куда опаснее отца. Хотя в этом ещё можно поспорить. Что было хуже по отношению к ней? Убить мать и тысячу лет молчать об этом, пытаясь скрыть правду или гоняться за ними ту же тысячу лет, вознамерившись убить. Конечно, чувства отца теперь были понятны. Узнал, возненавидел пуще прежнего, решил отомстить, вознамерился достать из-под земли и убить. Почему-то в какой-то момент появилось очень стойкое желание просто уйти и сделать вид, что ничего не произошло. Возникало такое чувство, что Клаус специально тянет из неё каждое слово, потому что сам так и не может сказать это сам, за неё, кажется, до последнего надеясь, что то, о чём решила поговорить сестра, какая-то другая тайна из прошлого.

- Да. Я хочу к этому вернуться… Потому что даже сейчас… Ник, к чему этот цирк? Ты ведь прекрасно понял, о чём я хотела поговорить, я знаю тебя не хуже, чем ты меня. И потому просто не поверю в то, что ты не понимаешь к чему я клоню, - в голосе мелькнула обида. Она до последнего надеялась, что не придётся произносить то, о чём даже думать больно. – Я знаю, что это не Майкл убил Эстер, а ты. Ты вырвал её сердце… Я знаю, она отреклась от тебя, но ведь она не перестала быть твоей матерью… Как ты мог так поступить?

Нет, в последнее время Ребекка определённо слишком много плакала. Слёзы перестали быть чем-то абсолютно непозволительным. Кажется, вековой доспех постепенно рушился и из-под него медленно начала появляться совсем другая Ребекка. Ведь где-то глубоко внутри она всё также оставалась маленькой девочкой, слишком рано потерявшей многих близких ей людей, у которой осталось так мало тех, кому она может по-настоящему доверять. А теперь… А теперь оказывается, что тот, с кем она была так долго, кого искренне любила и по отношению к себе считала если не самым лучшим братом в мире, то тем, кто не станет её бросать, не будет причинять боли (ну да, если она, конечно же, будет слушаться старшего брата). Девушка поджала губы, конечно, ей не нравилось, что всё ещё не может сдержать слёз и стёрла со щеки влажную дорожку. Наверное, сейчас она и не хотела плакать, считая, что все слёзы уже давно успели закончиться, ведь прошёл уже целый месяц, она могла успеть переварить столь страшную для неё весть.

- Я не собираюсь пытаться тебя переделать или заставить распинаться, это никому не под силу, но ведь ты мог признаться мне в этом, возможно, мне бы не было так больно слышать это, как от её призрака. Ведь ты скрывал правду от меня, врал… Так долго… Чем я заслужила такое к себе отношение?

0

7

Напряженная обстановка никак не хотела меняться, и было странное ощущение, что она надолго еще таковой останется. Как Клаусу не хотелось бы сейчас решать семейные проблемы и снова вспоминать о чем-то, что может вести разлад в и без того хрупкий мир. Не смотря на всё, что было за века сосуществования с Ребеккой бок о бок, он никогда не винил ее ни в чем - даже в тот момент, когда она по глупости своей и эмоциональности выбрала Стефана, тем самым предав надежды брата, даже тогда Ник знал, что не сможет долго злиться на нее, как и Ребекка, не смотря на девяносто лет заключения в гробу с кинжалом в сердце, не могла злиться на своего брата вечно. В конце концов, у них не было никого, кроме друг друга. Еще несколько дней назад Ник думал, что у него еще есть Лара Леншер, девушка которая позволила ему вновь ощутить эмоции, которые он так долго избегал. Но нет - только сестра, и те, кто притворяются друзьями до тех пор, пока не появится возможность вонзить нож в спину. Еще гибриды, которые не смогут предать из-за связи с создателем. Но это все не то, в глубине души Ник ведь знал, что не оставил им другого выбора, и лишь единицы пошли на это сознательно дав согласие на обращение.
- Не могу, это было нечестно по отношению ко мне. Но… Я на тебя не злюсь, потому что в какой-то мере я была и сама виновата. И не смотри на меня так! Может, и злюсь, но совсем чуть-чуть. Сейчас это не имеет значения…
Да, она была права - слова "не злюсь" прозвучали в ее голосе попыткой скрыть истинные эмоции, что было совсем не похоже на сестру. Клаус вскинул брови, скептически посмотрев на Ребекку - кажется, он уже когда-то извинялся за то, что вынужден был сделать. Ей этого было мало, и даже простив своего брата, Бекки будет напоминать ему об этом до концов своих дней - такой уж у нее характер, и может быть именно такую Ребекку Ник любил больше всего на свете. Потерять ее казалось невозможным, это было бы наверное самым жутким из того, что вообще может произойти. И сейчас Клаус предпочел бы обойти этот разговор стороной, но он слишком хорошо знал Бекки - раз она начала, то предпочтет довести дело до конца.
- Да. Я хочу к этому вернуться… Потому что даже сейчас… Ник, к чему этот цирк? Ты ведь прекрасно понял, о чём я хотела поговорить, я знаю тебя не хуже, чем ты меня. И потому просто не поверю в то, что ты не понимаешь к чему я клоню.
- Догадываюсь. - усмехнулся он, хоть и нервничал, что было весьма на его не похоже. - Но это слишком не возможно, чтобы быть правдой.
Как Бекка могла узнать что-то? Покрытое плотной завесой тайны прошлое, правду которого знают лишь двое - он сам, и та, кто вряд ли сможет что-то сказать. Или сможет?
– Я знаю, что это не Майкл убил Эстер, а ты. Ты вырвал её сердце… Я знаю, она отреклась от тебя, но ведь она не перестала быть твоей матерью… Как ты мог так поступить?
Можно было соврать, и сказать, что кто бы не сболтнул ей подобное, сделал это лишь ради того, чтобы посеять вражду между ними. Но Клаус ложь не принимал, и та, что была сказана лишь ради их общего будущего несколько столетий назад, все это время напоминала о себе. Может быть именно сейчас стоит во всем разобраться, может быть именно сейчас должен решиться тот кусок прошлого, который слишком часто всплывал в памяти.
- У меня не было выбора. Она не должна была так поступать. И... иногда слишком сложно сдержаться и не сделать что-то, что в тот момент может казалось правильным.
Он снова посмотрел на Ребекку - вряд ли она знала о том, как легко можно вывести из себя кого-то в ком живут гены оборотня, пусть они тогда и были слишком глубоко, благодаря Эстер, но бесследно ничего не исчезает. Ник помнил, как разозлился на нее тогда, когда осознал, что мать оказалась худшим врагом - та, кому он доверял, оказалась хуже, чем чужие люди, которые ничего для него не значат. Она предала его, своего сына, ради собственных принципов, ради расположения Майкла, которому по сути было плевать на каждого из своих детей. К слову, остальным она тоже не дала выбора - разве просили они становиться вампирами? Разве Ребекка хотела прожить одинокое тысячелетие, отбирая жизни у людей? И поймет она сейчас это? Вряд ли. Только Ник хорошо помнил, какой была их семья, и какой стала. И сейчас он не хотел ничего объяснять, просто потому, что никогда не сожалел о своих действиях той ночью. Нет, Ребекка, матерью она давно перестала называться.
Клаус впервые за долгое время видел на глазах сестры слезы, и ничего не мог с ними поделать. Ради нее он был готов на многое, если не на всё, но сейчас все зависело от нее самой. И если Бекс сейчас исчезнет из его жизни, он не будет ее останавливать.
- Я не собираюсь пытаться тебя переделать или заставить распинаться, это никому не под силу, но ведь ты мог признаться мне в этом, возможно, мне бы не было так больно слышать это, как от её призрака. Ведь ты скрывал правду от меня, врал… Так долго… Чем я заслужила такое к себе отношение?
Призрак... Это кое что объясняло. Только создавало новые вопросы, на которые нужно было найти ответы. Но Бекки тоже заслуживала знать ответ, и что он мог сказать? Что боялся лишиться сестры? Может именно правду сейчас и стоило озвучить - к чему отрицать очевидное?
- Прости. Я не хотел потерять тебя. - он посмотрел ей в глаза, после чего отошел в сторону. - Призрак? Значит ты разговаривала с духом Эстер... И кто же его вызвал? Кто-то из наших? - выяснить какая ведьма умудрилась сделать подобное за его спиной, казалось принципиальным. Почему подобные вещи он узнает лишь сейчас? Вариант, что сестра обратилась за помощью к кому-то другому, Клаус пытался отбросить. В этом городе только два варианта ведьм - союзники или враги, и если первые в этом случае совершили бы явное предательство, то во втором случае предательство совершила сама Ребекка.

+1

8

- Правильным? Как можно было вообще считать это правильным? Такое «правильное» я даже на секунду не могу допустить возможным. У меня такое просто в голове не укладывается!

Боится потерять. Вот именно такой честный ответ моментально поставил в тупик девушку. Отведя глаза, она нервно сглотнула. Всего ожидала, по правде говоря, но только не этого. Знала, конечно, что Ник любит её, но ведь открыто что-то признавать, кажется, не совсем в его стиле. Вероятно, упрямство их фамильная черта, потому что редко кто-то признаёт то, что хоть и оба знают, но всё же делает его слабее другого в какой-то мере. Прости. Наверное, за всё это время она уже давно успела его простить, взвесив два простых факта и осознав, что только он никогда не бросал её. Поставив себя на место Клауса, хоть чуть-чуть, но осознала, что поступила бы не лучше в порыве гнева. Со временем всё больше хотелось и самой быстрее позабыть о том, что узнала. В глупой надежде уповая на то, что всё будет по-старому, когда они вместе отныне и навеки, как и поклялись когда-то. Конечно, одной детали в их клятве не хватало. Элайджа, который предпочёл теперь существовать отдельно от них, хотя по правде говоря, Ребекку это совсем не радовало, ведь он старался не слишком часто попадаться на глаза Клаусу, а потому и она сама его видела не так часто, как хотелось бы. Но и сама она не пыталась его разыскивать, не желая расстраивать Ника. Слишком углубилась в дебри своего подсознания и совсем позабыла, где они и о чём вообще говорят. Собственно, если бы не последовавший сейчас несвоевременный вопрос брата, то она бы уже озвучила своё окончательное решение вслух, кстати говоря, всё-таки несмотря ни на что в его пользу.

- Это не имеет отношения к делу, - уклончиво ответила Ребекка. – Скажем так, мне помогли немного не твои ведьмы. Если бы я обратилась к ним, ты бы сразу же узнал и наверняка бы запретил мне делать это. Я ведь знала, что тебя не обрадовала бы идея пообщаться с ней. А я просто хотела её увидеть ещё хоть раз…

Именно на этих словах и окончательно обрывалось желание сказать, что и так уже простила. Наверное, в этот момент она даже не оправдывалась, просто констатировала некий общеизвестный факт. Но вопрос Клауса ей совсем не понравился. Конечно же, он был не в восторге не только от того, что она узнала, но и из-за того, что вообще в голову ей пришла такая идея. Пообщаться. Хотя в данном случае, как ей показалось, он делал упор именно на наличие помощи. Интересно, а если бы сама была ведьмой и могла бы духов вызывать, тогда бы он был более благостным? Но, к сожалению, вампиром она стала, не успев обучиться ведьминскому ремеслу. Впрочем, об этом она совсем не жалела, потому что никогда не желала самой связываться с магией, считая сие для начала опасным. Ну, а также несколько обременительным, кому в здравом рассудке добровольно захочется нести ответственность за какой-то там природный баланс. К тому же, если надобна магия ведьм было сейчас предостаточно, выбирай любую, так сказать, да и способов убеждения было хоть отбавляй. От вопрошания «дружеской» услуги и скорой отдачи долга до банальных угроз родным и близким.

- Если ты сейчас пытаешься меня подловить на предательстве, то лучше вспомни то, о чём мы говорили всего минуту назад. Едва ли всё это значит меньше, чем то, что сделала я, - слишком быстро высохли слёзы, слишком быстро тон перешёл из мольбы в упрёк. Несмотря на то, что переходить на личности и вспоминать все грехи друг друга сейчас не слишком хотелось, но кажется, дело шло именно к этому. Разговор начинал медленно терять первоначальный смысл, потому как начались уже совсем другие разбирательства.

+1

9

Конечно, разве можно было надеяться на то, что Ребекка поймет то, о чем говорит ее брат? Когда у них было достаточно взаимопонимания, чтобы не нужны были лишние объяснения? Она была слишком настойчивой, слишком самоуверенной, и всегда любила быть правой. Хоть они и были слишком похожими, все равно была одна разница - Ребекка была мягче, просто потому, что все основные проблемы разгребать приходилось именно Клаусу, и среди всей ее капризности, выражающейся в том, чтобы надуть губки и показать свое Я, было место для чего-то более человеческого. Она всегда искала любовь, всегда хотела быть нужной, всегда боялась оставаться одна. Сейчас его даже несколько раздражало то, что Бекка пытается обвинять его в чем-то - единственное, что, возможно, было сделано не правильно - это то, что он так долго скрывал от сестры правду о смерти их матери. Да и то, учитывая ее реакцию, сложно было добровольно на это подписаться. И да, Ник не хотел потерять ее - боялся, что если она исчезнет из его жизни, то в этой жизни пропадет львиная доля какого-либо смысла. Но в то же время Клаус знал, что переживет это, и может быть цели, которые он преследует всю свою жизнь, окажутся сильнее, чем желание послать всё к чертовой матери. А она не переживет - в одиночестве у нее исчезнет стремление быть сильной. К чему сейчас ссориться, если оба знают, что это ни к чему не приведет. Впереди целая вечность, и сложно поверить в то, что событие тысячелетней давности пустит коту под хвост всё будущее, которое им принадлежит.
– Скажем так, мне помогли немного не твои ведьмы. Если бы я обратилась к ним, ты бы сразу же узнал и наверняка бы запретил мне делать это. Я ведь знала, что тебя не обрадовала бы идея пообщаться с ней. А я просто хотела её увидеть ещё хоть раз…
Клаус поджал губы, пытаясь хоть как-то сдержать эмоции, которые готовы были вылиться в потоке слов, адресованных Ребекке:
- И было лучше сделать это у меня за спиной? - он прикрыл глаза на пару секунд, после чего вновь посмотрел на Ребекку. Он не хотел верить в то, что она могла пойти к врагам за помощью, это просто никак не хотело укладываться в голове - наверное, если бы Бекс сейчас сказала, что уговорила ведьму помочь ей с помощью угроз, стало бы куда как легче. Но она этого не говорила, кажется и вообще обошла бы эту тему, если бы была возможность. Ник вспомнил слова Эрнестины, которые пару недель назад он пропустил мимо ушей, не придав особого значения, но сейчас это всё сливалось в одно, надо было лишь понять, в чем связь: - Может быть это как-то связано с тем, что тебя несколько раз видели с Сальваторе-старшим? - Клаус подошел к сестре, внимательно глядя в ее глаза. - Бекки, что ты делаешь?
- Если ты сейчас пытаешься меня подловить на предательстве, то лучше вспомни то, о чём мы говорили всего минуту назад. Едва ли всё это значит меньше, чем то, что сделала я.
- Я ни на чем тебя не подлавливаю. В прошлый раз ты готова была кинуть меня ради Стефана, который теперь будет рад всадить кол тебе в сердце. Теперь Деймон? Всё складывалось как нельзя удачно - ее видели со страшим Сальваторе, и вот она уже действует за спиной у брата, обращаясь к некой ведьме за помощью, чтобы поговорить с Эстер. Может быть она не понимала одной вещи, но Ник готов был объяснить ей это: - Эстер знает способы, которые могут нас убить, Бекки. И ты даешь какой-то ведьме связаться с ней? Скажи только одно, надеюсь это была не Бонни? Ник до последнего надеялся, что его сестра не может так сглупить.

+1

10

- Нет… Но… Это был единственный вариант, у меня их было немного… И вообще я рассчитывала на то, что ты это не узнаешь, ведь такая мелочь не может нам навредить… Призрак ничего не может в мире живых… - теперь, когда разговор начал разворачиваться не в самое приятное русло о последствиях и иже с ними, Бекки стало как-то не по себе. Потихоньку она и сама могла осознать то, что натворила. Теперь они вновь смогут связаться с Эстер, уже с помощью «украденного» ими ожерелья, и тогда… Нет, такого не может быть, просто потому, что не может быть. Родная мать не станет помогать убить. Быть может, она и сама жалеет о том, что отреклась от Клауса и хочет исправить свою ошибку. По крайней мере, по их встрече не было заметно, что она ненавидит своих детей. Она также как и дочь скучала. - Ты что следишь за мной?! – мгновенно вспыхнула.

Впрочем, имела в виду она не конкретно брата, а скорее его гибридную свиту. Но всё равно, это уже совсем ни в какие ворота не лезло, хотя городок маленький, все про всех всё знают, что с него взять. Ну, конечно, она могла бы догадаться, что Ник рано или поздно узнает обо всём этом. Но чтобы так быстро? Неужели кто-то засёк их на той ночной прогулке, странно, потому что Ребекка никого не видела. О, а вот это уже было совсем плохо… Хотя видимо о том, что происходило за эти короткие встречи Ник пока ещё не знал, что несомненно радовало. Потому что если бы решил, что они не просто сговорились на маленькую месть, допустим, а повторилась бы прежняя история и она снова решила бросить брата из-за какого-то случайно подвернувшегося, то нет… Это он вряд ли смог бы ей простить ещё раз. Хотя и сама она не хотела бы второй раз так застрять во времени. В конце концов из-за своей глупости она пропустила целую эпоху. Впрочем, быть может и к лучшему, это был не самый лучший век из всей её тысячелетней жизни, вероятно, на двадцатых хорошее время изящности и элегантности закончилось, и люди окончательно потеряли вкус.

- Не знаю… - немного озадаченно проговорила девушка. И почему от его взгляда, тона, самого поведения становилось и вовсе не по себе. Было явное ощущение, что это она поступила совсем неправильно, действительно почти предала, не имеет сейчас права обвинять в чём-либо Ника. И правду что она делала? Как-никак Ник в какой-то мере был прав, ну, да, так обжечься со Стефаном, а сейчас идя на поводу у эмоций повторять ту же ошибку, только уже с его братом. Кажется, наступать на одни и те же грабли у Ребекки входило в привычку. Нет, явно пора было прекращать думать, что вообще что-то может получится с Деймоном, в этом брат был прав на все сто. Кто может гарантировать, что через сотню лет обстановка не будет точно такой же, да, нет… Не через сотню, прямо сейчас! Почему, например, завтра Сальваторе не вознамериться вонзить ей кинжал в сердце, как хотел тогда. Убить может и не получится, но нейтрализовать вполне возможно, а захочет ли вообще Клаус вытаскивать её из небытия после того, что она натворила? Да, будет виновата только она сама.

- Не за чем напоминать мне то, что я хочу быстрее забыть… Ведь ты по непонятной причине не даёшь мне открутить ему голову, чтоб с собой в сумке носил.

Да, ненавидела, но, похоже, и сама могла только говорить о том, чего ей не позволяют сделать. Могла просто злиться и отчаянно жаждать мести. На этом ограничивались все её действия, вероятно всё это было из-за того, что хоть Бекка и была просто ужасно обижена на Стефана, боль в её сердце до сих пор не могла утихнуть, рана была слишком глубокой, а учитывая то, что по её отсчёту времени и года не прошло. Девяносто лет она была в отключке и не успела ещё переварить всей сложившейся ситуации, осознать того, что былого не вернёшь и нельзя на этом зацикливаться. Хотя, конечно, внешне она и вовсе не выказывала всей своей злобы и обиды, пыталась держать в себе, делая вид, что ей абсолютно наплевать на всё происходящее, что она контролирует ситуацию, а такая мелкая месть… Да, кому она вообще нужна? Ведь для неё это не более, чем прыщик на диске Луны. 

- Она не станет помогать нас убить… И… Белого дуба больше нету, они не могут нас убить…

Никакого отрицания, конечно же, утверждать сказанное братом девушка тоже не стало, но впрочем, и так всё ясно и без слов. Ник и сам, наверное, понял чья помощь стоит за всем этим, а спросил лишь потому, что не до конца верил в её безбашенность. Что было, собственно, очень зря. Непредсказуемость всегда была отличительной её чертой. Вероятно, слова Ребекки прозвучали слишком уж наивно, из них просто сочилась какая-то надежда на то, что семья значит многое не только для неё одной. Она до конца не могла поверить, что их собственная мать поможет вонзить им по колу в сердце. Что поделать, слепая вера… Хотя, умом она уже начинала понимать, что хоть Эстер и любит её, Ника тоже, несмотря ни на что, в первую очередь она ведьма, хранительница природного баланса и она должна в конце концов исправить то зло, которое причинила. Но до конца принимать эту правду она не хотела, напротив, пыталась всё время отогнать от себя подобные мысли, говоря самой себе, что это просто не может быть правдой.

- Прости, Ник, я просто хотела её увидеть… Ещё хоть раз… - девушка тихонько всхлипнула, она и не хотела разжалобить брата, скорее она чувствовала себя снова просто маленьким запутавшимся ребёнком.

+1

11

Клаус ощущал, что Ребекка теперь злится на него, и быть может вовсе ненавидит, но он знал, что в глубине души она понимала, что только они есть друг у друга, и что прошлые ошибки не должны влиять на настоящее, которое они сами в силах для себя построить, и для этого они должны держаться вместе, потому что только они двое и остались от того, что когда-то называлось семьей. И тем не менее, даже осознавая то, что быть может он нечестно поступил с сестрой, скрыв от нее правду, Ник не мог закрыть глаза на то, что Ребекка делала необдуманные поступки, которые могли привести к серьезным последствиям. Он мог лишь догадываться, как Эстер жаждит мести сыну за то, что тот убил ее тысячу лет назад, и от того, что Ребекка разговаривала лишь с призраком матери, легче не становилось. Кто знает, на что способны столь сильные ведьмы, как Эстер? 
- Нет… Но… Это был единственный вариант, у меня их было немного… И вообще я рассчитывала на то, что ты это не узнаешь, ведь такая мелочь не может нам навредить… Призрак ничего не может в мире живых…
Клаус усмехнулся, склонив голову набок и глядя на Ребекку. В ее голосе была заметна неуверенность - эта девушка жила не первый день и прекрасно понимала, что ни в чем нельзя быть уверенным на сто процентов, но разве Бекка могла это признать? Уверять ее в чем-то было практически бесполезно. Призрак уже кое-что делал - рушил все, что у них оставалось. А что будет дальше?
- Ты что следишь за мной?!
- Это Мистик-Фоллс, Ребекка. Здесь сложно быть незаметными. - Клаус пожал плечами. Конечно специально за ней никто не следил, но Ник знал, что если произойдет что-то странное, что заметят его гибриды, они ему расскажут. Он не спускал взгляда с сестры, пытаясь понять, что выражается в ее глазах - снова неуверенность, даже некоторое удивление. Она не ожидала, что Клаус знает про их встречи с Деймоном. Это толкало на мысль, что может быть стоит узнать больше подробностей. Ник надеялся, что его сестра не настолько глупа, чтобы связаться с еще одним Сальваторе, но знал что в этом смысле логика девушек порой вовсе отключается.
- Я хочу доверять тебе, Ребекка, а пока ты гуляешь по парку с врагом, я не могу себе этого позволить. Надеюсь, ты понимаешь, что он просто тобой пользуется, ища уязвимую сторону? Клаус не знал в чем заключались причины общения Деймона и его сестры, но знал, что придется разобраться в этом и чем скорее, тем лучше. И если зацепить сейчас Бекс, то быть может она сама разберется с той кашей, которую заварила. Судя по тому, что девушка несколько смутилась, мысли сводили лишь в одну сторону.
- Она не станет помогать нас убить… И… Белого дуба больше нету, они не могут нас убить…
Она была права - Белый дуб они уничтожили. Но недавние слухи, которые подтвердились древними манускриптами, приводили к другой мысли, которую Ник не спешил озвучивать. К тому же... Кто знает, на что способна обозленная ведьма? Не хотелось разочаровывать Ребекку, которая все еще видела в ней свою мать, но Эстер перестала быть матерью еще в тот день, когда решила за них их жизнь, обрекая на одиночество, наполненное смертью и кровью, и в тот вечер, когда решилась наложить проклятье на собственного сына. Когда у них вообще была нормальная семья? И кто разрушил все? Клаус? Майкл? А быть может это была сама Эстер.
- Ты прекрасно понимаешь, что у нее есть причины желать моей смерти, сестренка. А насчет Белого дуба... - он замолчал, обдумывая каждое следующее слово. - Я бы на твоем месте не был бы так уверен.
- Прости, Ник, я просто хотела её увидеть… Ещё хоть раз…
В ее глазах стояли слезы - неужели его сестра могла проявить подобные эмоции хоть иногда, неужели в ее броне, состоящей из самоуверенности и настырности, тоже была брешь, за который скрывались чувства? Клаус слишком хорошо знал свою сестру: он знал, что за маской холодности скрывается девушка, боящаяся остаться одна, боящаяся одиночества, и жаждущая быть нужной кому-то, кроме себя самой. Маска помогала ей жить - меньше вероятности, что кто-то сможет причинить боль беспринципной стерве.
- Бекки... Мы должны держаться вместе, ты это понимаешь? - Клаус подошел к сестре, взяв ее лицо в ладони и глядя в глаза. - Всегда и навеки, помнишь?

+2

12

- Ну, а как же… Мистик-Фолс, в этом никто никогда не сомневался… - недовольно пробубнила Бек.

«Да, об этом я совсем позабыла… Надо было быть поосторожнее с прогулками на свежем воздухе… Хотя откуда я могла знать? Да и вообще думать об этом, я уже была изрядно пьяна в тот вечер… Кто знал, что этот пьяный вечер обернётся маразмом, который принесёт немало проблем… Действительно, Ник прав, чем я думала… И тогда тоже… Нет, зачем я это сделала? Но может лучше сделать и жалеть об этом, чем жалеть о том, что и вовсе не сделал… Последнее было бы пожалуй наибольшей глупостью… И закончим на этом, мне надоели угрызения совести по этому поводу, я только зря себя извожу…»

Последнее, что хотелось бы услышать сейчас, так это упрёк от ещё одного брата по поводу её несуразного выбора. А действительно, что он ещё мог подумать? Очередная глупость, а точнее второй раз наступить на те же грабли. Хотя, на этот раз Бекка надеялась обойтись без повторения прошлого сценария с её замиранием на девяносто лет, пробуждением, видением того, что уже Деймон обзавёлся кем-то получше, у них любовь до гроба, а она тут как бы не причём. Нет, причём, просто её убить пытаются и ожерелье… Хотя, это уже определённо больная фантазия древней. В любом другом случае она бы просто посмеялась. Если бы это было не с ней или же рана не была бы так глубока, а так… Похоже на сюжет плохой трагикомедии.

«И, кажется, эту сторону он сумел найти…»

- Ты хочешь сказать, что то, что он всё-таки вытащил из меня этот кинжал, - всего лишь трюк? – как бы ни было это больно осознавать, но она и сама предполагала такой вариант, но не хотела принимать, пыталась от себя оттолкнуть подобные мысли. – Да, наверное, ты прав… Он всё просчитал, а я поддалась на это и не стала его убивать…

Отвела взгляд, слегка прикусила губу. Ещё одно предательство. И кому после этого можно верить в этом мире? Никому. Так правильней, так никто не может причинить боли. Но всё же… Второй раз попытаться её убить и уже руками Бонни, а потом вернуть из небытия – было слишком рискованно. Если хотел бы убить, то тогда зачем так быстро вернул к жизни? Ведь надёжнее и безопаснее было бы спрятать её тело где-нибудь, так, чтобы Клаус не смог найти и вынуть кинжал. Хотя с другой стороны, это спорный вопрос, кто был бы опаснее – древний гибрид в гневе или его наивная сестра, которую гораздо легче обмануть. Ответ напрашивается сам собой. Деймон смог найти брешь в её броне и теперь решил воспользоваться этим в своих интересах, а точнее спасти свою шкуру. Эта мысль не давала покоя и от неё не просто хотелось уползти в самый тёмный угол, чтобы никто не нашёл, а то и хуже… Умереть. От стыда за то, что на секунду предположила подобную глупость. Может быть интересна как человек, как личность? О, не смешите…

- Белый дуб? – едва шевеля губами, повторила девушка. Нет, вот такого она вообще не ожидала, то, что погиб древний белый дуб тогда, когда до него добрались её братья, Бекка была всегда уверенна на все сто процентов. А сейчас Ник намекает на то, что ещё один? – Ты хочешь сказать, что был саженец? Почему тогда мы не знали о его существовании раньше? Или ты знал, но не хотел говорить? – с неуверенностью спросила она. – Тогда следует его разыскать и побыстрее избавиться от единственного, что может нас убить. Только вот, он может быть где угодно…

Ребекка слабо кивнула и, обняв брата, уткнулась в него лицом, как бывало тогда в детстве. Очень редко, но ведь бывали моменты, когда она грустила по-настоящему, и хотелось чьей-то поддержки. Чтобы кто-то успокоил, сказал тёплые слова. И, конечно же, после матери это были братья, которых она всегда очень любила, несмотря на то, что в обычном состоянии готова была спорить и возможно даже ссориться. Уже целый месяц она ходила такая подавленная, словно потерявшаяся в этом мире. Чувствовать себя настолько жалкой ей ещё не приходилось. В этот раз и скрыть своей тоски не удавалось как назло: вела себя через чур апатично по отношению ко всем окружающим, на любую реплику в свой адрес коротко огрызалась и уходила, не только с Ником, но и вообще с кем бы то ни было, не водилось больше двух-трёх слов, обрывка фразы, после чего она просто уходила. Наверное, в этот раз это могло быть даже слишком заметно окружающим, что сейчас удручало ещё больше. Ей никогда не хотелось ставить под сомнения действия брата, ведь она любила его и верила в то, что он никогда не предаст её. А тут, в одну секунду разрушилось доверие, которое крепло каждое столетие, раз за разом становилось только лучше. И в один момент всё изменилось? Слова матери были как серпом по сердцу, наверное, ни один кол из белого дуба не принёс бы столько боли, сколько испытала девушка в тот вечер.

0

13

Если сейчас их разговор зайдет в тупик и они не найдут возможность перемирия, то ссора может затянуться надолго. Характер Ребекки полностью пошел в брата, и ее упрямство не позволяло просто смириться с тем, что давно уже осталось в прошлом, а Клаус не видел в себе силы банально извиниться, чтобы как-то потешить ее самолюбие, еще и потому, что сегодня всплыли некоторые моменты, которые Ребекка предпочла от него утаивать. Может быть именно поэтому она не столь бурно высказывала свое недовольство - чувствовала, что у Клауса тоже есть причины злиться.
- Ты хочешь сказать, что то, что он всё-таки вытащил из меня этот кинжал, - всего лишь трюк?
Ник прищурился, глядя на Ребекку. Информация о том, что кто-то вонзил в нее кинжал, кроме него самого девяносто лет назад, была более чем неприятной. Одно дело понимать, что Бекка может пострадать, другое дело убеждаться в этом.
- Этой истории я еще не слышал. Хотя в свете последних событий не удивительно... - Ник усмехнулся. Чему удивляться, если Ребекка вот уже сколько времени предпочитала скрывать от него свои действия. Спрашивать о том, у кого теперь этот кинжал было бесполезным - он не хотел разочаровываться, убеждаться в том, что Бекка предпочла промолчать о таком инциденте и кинжал до сих пор в руках их врагов. Клаус подумал о том, что может быть стоит наведаться к Деймону Сальваторе и свернуть ему шею, чтобы больше не слышать о том, что Ребекка имеет с ним что-то общее. Если бы это касалось только ее личной жизни, Нику было бы все равно - Бекка большая девочка, и следить за тем, с кем она спит, Клаус не собирался. Но это касалось не только ее, потому что подобные ошибки могли привести к большим проблемам. К тому же, ни один из Сальваторов не заслуживал этой девушки, и Клаус, со всем его элитизмом и банальной злостью на братьев, не мог позволить, чтобы она вновь ощутила себя преданной и покинутой, хотя, быть может, она и сейчас в глубине души понимала, что происходит, но просто наивно отстранялась от этой мысли.
– Да, наверное, ты прав… Он всё просчитал, а я поддалась на это и не стала его убивать…
- Ребекка, конечно я прав! - Клаус с некоторым раздражением в глазах посмотрел на сестру. - Они спят и видят, как убить нас, а ты - отличная возможность добраться до меня, до нас обоих. И судя по тому, как ты ведешь себя последний месяц, этот план Деймона оказался удачным. Показать, что ты можешь быть не такой одинокой, вытащить из тебя кинжал, вроде как для помощи, дать возможность пообщаться с Эстер, которая рассказывает тебе правду, чтобы тем самым настроить против меня... Кусочки одной мозаики под названием "шикарный план". Поверить не могу, что ты на это купилась. Она давно перестала быть маленькой девочкой, которая может творить подобные глупости. Но она боялась быть одна. Клаус знал это, и Ребекка тоже знала, хоть и боялась признать. К счастью или нет, но тема перешла к белому дубу, и проблема с личной жизнью сестры перешла на второй план, хотя что-то подсказывало, что уже скоро к этой теме придется вернуться.
– Ты хочешь сказать, что был саженец? Почему тогда мы не знали о его существовании раньше? Или ты знал, но не хотел говорить?
- Я недавно узнал, точнее... Я вообще ни в чем не уверен. Есть рисунки, которые это подтверждают. Но лес давно вырублен, и древесина могла пойти на строительство чего угодно, а могла и вовсе быть уничтожена... В любом случае это стоит выяснить раньше, чем информация дойдет до тех, кто захочет этим воспользоваться. - он пожал плечами, вспомнив изображения на камне, вырезанные много веков назад. Вряд ли эти изображения могли врать, но тем не менее - прошло уже столько времени... Как бы там ни было, нельзя было упускать подобные вещи из виду. Если в природе все еще есть оружие, способное их убить, то оно должно быть уничтожено, и чем быстрее - тем лучше.
Объятия сестры показались успокаивающими, правда на слова Клауса о том, что они должны держаться вместе, девушка все равно ничего не ответила. Ник решил не придираться к этому, но надеялся, что у него все еще есть возможность доверять Ребекке.

Отредактировано Klaus (2012-08-13 17:09:31)

+1

14

- Ну… Об этом ты ещё не спрашивал…

Уже успев мысленно ударить себя по лбу за очередную высказанную глупость, Бекка как-то затравленно посмотрела на брата. Судя по его реакции ему это не только не понравилось, но и ещё и больше разозлило, она ведь и так только что поведала много чего такого, что вообще не могло по определению понравиться. Наверное, в какой-то мере в нём сейчас просто взыграл законченный собственник: конечно же, такое кроме него никому не дозволено, воткнуть кинжал может только он и то в воспитательных целях. Сама мысль об этом показалась несколько забавной, впрочем, сейчас было несколько не до смеха, а потому выказывать какие-то положительные эмоции на его слова она просто не решилась. Что ж, к лучшему, что Клаус не узнал и ещё об одной попытке покушения на её жизнь и о том, что всё тот же злополучный кинжал до сих пор у Деймона находится. Да, иначе уже через полчаса он был бы уже вычеркнут из списка потенциальных врагов просто потому, что уже не был бы из тех, кто свободно ходит по земле. И где-то в глубине души древняя всё ещё не желала ему зла, несмотря на всё произошедшее, а поэтому о многом продолжала молчать. Глупо, очень глупо, но что тут поделаешь.

– Ник, я понимаю это… Можешь не убаюкивать меня бессмысленными истинами? И вообще почему ты каждый раз так упорно пилишь меня за любую глупость, можно подумать ты ошибок никогда не совершаешь! Я же тебе потом полвечности не надоедаю…

Нет, конечно же, и за ней самой водился такой грешок, Ребекка просто обожала понадоедать кому-нибудь. Для тех, кто не относился к её семье, это было просто глумление над чужими неудачами, для семьи же – просто долгие проповеди вроде «я же тебе это говорила». Ну, или такое же долгое расписывание в красках всего того, что человек уже и так знает, и по правде говоря, хотел бы слышать меньше всего на данный момент. Но ещё бы она это признавать стала, да ни за что на свете. В конце концов, она всегда считала, что в большинстве случаев вообще никогда не ошибается, не имеет такой привычке, а если уж и признавала какую-нибудь свою глупость, то не столь часто, как хотелось бы. Но сейчас был такой момент. Она ничего не отрицала, потому что понимала, что во многом была действительно не права. Надо было ещё раз двадцать подумать прежде, чем обращаться за помощью к врагам, так ещё и давать им возможность поговорить с Эстер в любой другой момент, использовав её ожерелье. Хотя в тайне надеялась, что до такого попросту не дойдёт или же ожерелье не сработает, потому что рядом нет кого-то из древних, кто знал её и хотел бы сейчас с ней поговорить. Ведь для любой связи должен был быть какой-нибудь проводник.

- Хм… стоит узнать на какие постройки шла древесина при строительстве города, то есть начать нужно с лесопилок… Вряд ли дуб срубили раньше, чем сюда пришли так называемые семьи-основатели… Я могу заняться этим, в городских архивах должны были остаться какие-нибудь записи…

Наверное, больше всего ей хотелось сейчас как-то исправить ту глупость, которую умудрилась сотворить. Хотя она до сих пор злилась на брата, он так и не извинился. Только принялся обороняться своим любимым методом, заставить её чувствовать себя саму виноватой через этот же проступок. Что ж, Ник слишком гордый, чтобы извиняться, и она это прекрасно понимала, а посему добиваться этого было уже просто бесполезно. В итоге она сама оказалась в крайних. Может быть. Может быть, она и вправду больше глупостей натворила за ближайшее время, но всё же для неё было нелегко пережить такой удар, настоящие подробности о смерти матери её потрясли настолько, что сумели выбить из колеи на самый долгий срок, какой она только могла припомнить. Не было ещё такого случая, чтобы она так долго злилась на брата, так долго не могла простить, так долго не могла прийти в себя и оправиться, чтобы вернуться к привычному темпу жизни.

- Всегда и навеки… Но Ник, а как же Элайджа? Ты думаешь, что окончательно перешёл на их сторону? Кстати, в прошлом месяце я встретила его в баре, сейчас он в Мистик-Фолс, ты не хочешь с ним поговорить? – Ребекка подняла глаза на брата. – Только когда я говорю «поговорить», я не имею в виду «всадить ему кинжал в сердце»… - немного грустный взгляд, ей вообще совсем не нравился тот факт, что Элайджа сейчас был не с ними, ведь эту клятву они дали все вместе на руинах их прежней жизни. – Просто, мне кажется, что ему не нравится то, что ты до сих пор не освободил Финна и Кола, и даже если я полностью на твоей стороне в любой вопросе, это как-то не совсем правильно…

0

15

- Ну… Об этом ты ещё не спрашивал…
Наверное, Ребекка никогда не думает о том, что она может быть не права. О том, что ей поступки могут привести к последствиям, из которых будет сложно выбраться. О том, что ее поступки порой напоминают действия маленькой упрямой девочки, которая хочет, чтобы всё было именно так, как она пожелает. Захотела - сказала, не захотела - подвергла себя и своего брата опасности. Ник до недавних пор был уверен, что все кинжалы, которые есть, находятся у них в руках, и то, что кто-то решил напасть на Ребекку он узнает только сейчас, вот в такой обстановке, когда одновременно всплывают несколько сюрпризов, не заключающих в себе ничего хорошего. Честно говоря, спрашивать о том, что произошло не было никакого желания - в какой-то момент наступает такое ощущение, что пора перестать думать о ком-то кроме себя самого, обратной реакции все равно нет. С другой стороны, если Ребекка пострадает, он не сможет себе этого простить. И тем не менее, если ей предпочтительнее держать единственного близкого человека в неведении, то это ее право - если Клаус хотя бы допустит мысль, что Бекка предала его, он уложит ее обратно в гроб. Ради ее же безопасности и ради собственных нервов.
– Ник, я понимаю это… Можешь не убаюкивать меня бессмысленными истинами? И вообще почему ты каждый раз так упорно пилишь меня за любую глупость, можно подумать ты ошибок никогда не совершаешь! Я же тебе потом полвечности не надоедаю…
- Я пилю тебя? - Клаус поморщился, усмехнувшись. - Если бы от этого зависело только твое личное счастье или постельные приключения, я слова бы не сказал. Но ты добавляешь мне лишних проблем, сестренка. - он остановил на ней взгляд, улыбка исчезла, оставив место серьезности. - У меня есть планы, которые твой новоиспеченный дружок хочет разрушить, и если от него это ожидаемо, то от тебя я никак не ожидал, что ты будешь скрывать то, что касается и меня тоже. Я вижу у Деймона лучше получается убеждать тебя в чем-то. У них со Стефаном это семейное - влезать туда, куда не просят. Помнишь, ты порывалась избавиться от Сальваторе-старшего и злилась, что я не даю тебе сделать этого? Избавься сейчас, сестренка. - он улыбнулся, выдержав паузу. - Или ты уже не можешь? У тебя взгляд.. такой же был, когда ты говорила в прошлом о Стефане. Влюбленный и виноватый. Я знаю, ЧЕМ тебя купил Стефан тогда... и меня тоже. Но я не понимаю, что происходит сейчас.
Они не должны были отдаляться друг от друга, должны были держаться вместе, но иногда действительно было сложно доверять ей, если учесть, что даже в холодной с виду и неприступной стерве по имени Бекка, внутри есть кое что еще. Желание быть нужной. Только искала она это желание совсем не там, где нужно, а потому рисковала быть жестоко обманутой. Честно говоря, Клаус был рад, что разговор перешел в другое русло - обсуждать личную жизнь своей сестры казалось ему чем-то лишним - без того забот хватает. Но слезы ей потом он вытирать явно не будет.
- Хм… стоит узнать на какие постройки шла древесина при строительстве города, то есть начать нужно с лесопилок… Вряд ли дуб срубили раньше, чем сюда пришли так называемые семьи-основатели… Я могу заняться этим, в городских архивах должны были остаться какие-нибудь записи…
- Я подумал узнать что-нибудь через Кэролайн... Все таки ее мать шериф, и живет здесь давно, она должна знать историю города не хуже архивов, и ее дочь - идеальная возможность это выяснить... Вот говорил он что-то про Деймона, а сам довольно часто общался с Кэролайн, и чаще всего в дружеской обстановке. Разница была только в том, что ему сложнее навешать лапшу на уши, чем его сестре.
- Всегда и навеки… Но Ник, а как же Элайджа? Ты думаешь, что окончательно перешёл на их сторону? Кстати, в прошлом месяце я встретила его в баре, сейчас он в Мистик-Фолс, ты не хочешь с ним поговорить?
- О чем? - Клаус усмехнулся. - Он пытался убить меня.
– Только когда я говорю «поговорить», я не имею в виду «всадить ему кинжал в сердце»…
На губах Клауса появилась едкая ухмылка:
- Я все еще этого не сделал. И он всё еще мой брат. Но потерянное доверие сложно восстанавливать, а он даже и не пытается это сделать. Если бы хотел - нашел бы время зайти в гости, раз он снова вернулся. Его всё устраивает, Элайдже плевать на меня, и на тебя, кстати, тоже - смирись с этим.
Как не прискорбно это говорить, но обстоятельства именно так и складывались. Ник все еще любил своего брата, но свою жизнь или жизнь Бекка он никогда бы ему не доверил. Были времена, когда он даже не думал, что сможет сказать такое.
Просто, мне кажется, что ему не нравится то, что ты до сих пор не освободил Финна и Кола, и даже если я полностью на твоей стороне в любой вопросе, это как-то не совсем правильно…
- Я освобожу их, я же говорил... Нужно время. Дай мне время закончить дела, и я верну их, обещаю...

0

16

А вот эти слова уже были перебором, никто и никогда не посмеет тыкать её носом в её же чувства. Пусть это даже будет родной брат. «Да как он смеет! Почему вечно нужно топтаться в моей личной жизни? Ладно, пусть он в чём-то и прав, быть может, в его слова и есть крупица истины, но это не даёт ему права всё время… Параноик… И так каждый раз…» - может так и не было абсолютно каждый раз, но элитизм всё равно до добра не доводит. От всего этого она мгновенно вспыхнула, теперь уже злость била через край, а от её до слёз жалкой, грустной и абсолютно подавленной оболочки не осталось и следа. Клаус зря недооценил её вспыльчивость, отдельные темы ей не давали сохранять безразличие, и она могла буквально с одного слова набрать нужный запал, чтобы и покричать, и поизвить, как следует. Возможно, она бы и сохраняла спокойствие дальше, но, кажется, стресс последнего месяца дал о себе знать. Последнее, что хотелось бы, так это кричать на брата, но на этот короткий срок уже вышел весь самоконтроль.

- Для уточнения: я порывалась избавиться от Стефана, потому что меня вообще не устраивает эта ситуация и если ты мне позволишь, я с радостью исполню задуманное. Но ты ведь не даёшь мне этого сделать по абсолютно непонятной для меня причине. Может насадить его на фонарный столб на площади и оставить на всеобщее обозрение в состоянии полной беспомощности? Или может снять с вербены и внушить ему начать убивать близких ему людей? По крайней мере, мне веселее жить будет… - Бекка немного зло прищурилась, на губах растянулась всё та же ядовитая улыбочка, человека, который вот-вот какую-нибудь гадость сделает, причём такую, что все в городе нескоро отмоются, впрочем, вся эта радость быстро исчезла, уступив снова место гневу. - Да и вообще, что ты прицепился к этому? Не спала я с ним! Если тебе интересно, я ещё не сошла с ума! Я добавляю проблемы? Да, неужели… Куда же мне деться от этого кредо… Я всем всегда приношу одни лишь проблемы! Но ты знал это ещё тогда, когда мы не были вампирами!

- Через Кэролайн?… – полу вопрос, полу утверждение, за которым последовала лёгкая усмешка. - Не думала, что вы такие закадычные друзья… Я думала, что, как выразился ты, они все спят и видят, как бы добраться до нас. И вообще проще тогда уж обратится к матери твоего новоиспечённого гибрида.

Ну, конечно же, ему можно общаться с врагами, а ей нельзя. И почему сразу именно Кэролайн, которая раздражала Ребекку не меньше Елены, ну, хотя бы потому, что она была негласной королевой школы, а этот пьедестал она по праву считала своим. Хотя, что поделать, за него приходилось постоянно соперничать. Впрочем, нельзя сказать, что это была единственная причина её неприязни. Что-то не понравилось ей в Форбс с самого первого дня, а что – да, чёрт его знает, а Бекка привыкшая доверять исключительно своей интуиции и первому впечатлению, не собиралась менять сложившегося мнения.

- Убить… Ну, он разозлился… По-моему он не менее упрям, чем ты или я, а потому ему тоже трудно сделать первый шаг к примирению…

Наплевать? Наверное, как бы она не относилась к такому предательству одного из братьев и его помощи оппозиции, по мнению Ребекки, это определение совсем к нему не относилось. Элайджа был человеком слова, он также как и они дал когда-то эту клятву «вместе всегда и навеки», а его нынешнее нахождение по ту сторону баррикад можно было вполне оправдать серьёзными на то причинами. Всё-таки Ник немного переступил границу с этими кинжалами, пусть даже для блага семьи. У каждого ведь должен же быть хоть маленький, но выбор, а он захотел всех привязать к себе навсегда. Впрочем, и в этом, наверное, она могла понять брата. Вообще, что касалось её семьи, древняя всегда искала максимальные компромиссы в поступках родных ей людей, пыталась рассматривать ситуацию со всех точек зрения, другое дело, что не всегда получалось понять.

- Хорошо… - задумчиво отозвалась девушка, хотя в последнее время она уже начинала сомневаться в том, что Ник вообще хотел возвращать братьев в этот мир. А если и хотел, то что-то слишком долго этого не делал. Неужели он и впрямь до сих пор боится духа Эстер, которая может убить его, а лишние проблемы попросту и не нужны, ведь на вряд ли объяснения с ними будут короткие. Злость от того, что ты в гробу больше века или же, как в случае с Финном, почти девятьсот лет. Это вам не на ногу наступить, тут гнев будет серьёзен. Наверное, пока Клаус просто не хотел заморачивать себя ещё одной проблемой.

0


Вы здесь » The Vampire Diaries World » Мистик Фоллс » [17 марта 2011] Знаки вопроса


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC