The Vampire Diaries World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Vampire Diaries World » Мистик Фоллс » [13 февраля 2011] Подозрительность порождает призраки


[13 февраля 2011] Подозрительность порождает призраки

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Название:
Подозрительность порождает призраки
Место:
Дом Беннет
Дата, и время суток:
13 февраля, поздний вечер ближе к ночи.
Персонажи:
Bonnie Bennett, Damon Salvatore, Esther, Rebekah
Описание:
Наступил назначенный день, впереди спиритический сеанс, который устраивается для связи с матерью древних вампиров, а также и для того, чтобы выяснить у неё возможность убить Клауса, но это пока тайна, тщательно скрываемая от Ребекки. Для неё это просто неожиданно-быстрая оказанная помощь от формальных врагов. Как весело провести вечер пятницы 13ого и подробнее об этом...

p.s. очередность постов:
Rebekah
Damon Salvatore
Bonnie Bennett
потом, когда достучимся до призрака, Esther

0

2

«Может зря я всё-таки это затеяла…»

По правде говоря, Ребекка ожидала от себя более одухотворённого состояния души перед подобным таинством, которое поможет ей наконец-то поговорить с матерью. Смутное чувство тревоги никак не хотело её покидать. Кажется, именно сейчас нервы накалились до предела. Она боялась чего-то. Чего? Разговора? Что может что-то не получится? Того, что может ей сказать Эстер? Вряд ли бы она оказалась горда дочерью за тысячелетние жестокие убийства. Скорее всего, для начала придётся выслушать пару нотаций в свой адрес и в адрес братьев заодно. Но, нет. И не этого боялась. Может, её суровых глаз? Немого упрёка в них. Наверное, это было единственное, что вообще могло по-настоящему пристыдить девушку. А когда последний человек, который мог сделать это, ушёл из жизни, у неё начисто снесло все возможные тормоза. Что ж, кто теперь скажет плохо это или хорошо для неё самой. Конечно же, потрясающая способность влипать в неприятности у неё была есть и будет, никуда от этого не денешься, а вот отсутствие тормозов стёрли тонкую грань, которая хотя бы изредка её останавливала, говоря, что всё-таки вот это действо до добра не доведёт.

И вот сейчас она стояла посреди улицы, которая так или иначе вела к дому семьи Беннет. Да, Бонни жила не так уж далеко, смеркалось, пора бы уже двигаться в её сторону, но Бекка пока оставалась на месте. Почему спросите вы? Ну, во-первых, всё-таки она не очень хотела идти туда в одиночку, в кое-то веки не знала, что ей сказать, как себя повести, вообще очень нервничала. Настолько, что не могла просто здраво рассуждать. Во-вторых, они уже вроде как договорились сначала встретиться с Деймоном, а потом уже топать вместе к дому ведьмы. «Я-то думала, что только дамы пользуются привилегией опаздывать на важные встречи… Неужели можно так долго собираться?!» - девушка достала мобильник из кармана и включила, чтобы посмотреть время. Да, действительно это она глупая и пришла чуть раньше. Сама виновата. Но, несмотря на то, что вина её, Бекка нервничать меньше не стала, наоборот только больше разнервничалась. Теперь уже она злилась на Деймона за то, что ему в голову не пришло прийти пораньше.

- Ну и какого лешего я пришла первой?… - полувопрос, полуутверждение, отчасти самобичевание. – Нет, может, я и слишком нервничаю, но стоять тут не очень-то и весело… Чёрт, да, с кем я вообще разговариваю? – раздражительно бросила девушка, пряча мобильник в карман.

Конечно, её раздражал теперь не только тот факт, что она стоит как дура здесь в гордом одиночестве, так ещё и то, что всё сегодня вообще, словно ей на зло, происходит. Бекс огляделась по сторонам и, заметив рядом припаркованную машину, бесцеремонно на неё уселась, та, как ни странно, даже не стала отдавать какой-нибудь пошлой мелодией сигнализации. Ну и к лучшему. Она ещё не настолько себя перестала уважать, чтобы усесться на асфальт или бордюр. Уж на бомжа она совсем не похожа, к чему тогда завершать образ? «Скучновато… Вокруг ни души… Даже развлечься немного не удастся… Бывают же такие дурацкие дни, когда всё в этом мире обращается против тебя…» Собственно так и, не став ничего более предпринимать, девушка спокойно стала дожидаться Деймона (вроде как не позднее 5-6 минут он уже должен был бы появиться, если знаком с понятием время вообще). Наверное, Бекка не отличалась отменным терпением, но немного подождать всё же умела. И кому какая разница сколько она будет злиться в эти десять минут ожидания? Возможно, если человеку повезёт она может встретить его даже не будучи злой, скорее просто с полным безразличием на лице.

+1

3

Пятница тринадцатое - самый подоходящий вечер для того, чтобы поговорить с духами давно усопших ведьм, наверное. Вот только Деймону это не вселяло никакой радости. Он вообще не представлял, чем все это может закончится. Если начать с самого начала, Деймон решил помочь Ребекке пообщаться с матерью, которая тысячу лет уже мертва, и все это должно было произойти не без помощи Бонни, которая, обладая магическими способностями и опытом связей с духами, могла справиться со всем этим. Проблема только в том, что Бонни ни за что бы не стала помогать Ребекке в чем угодно (в общем-то, Деймон тоже не должен был этого делать, но почему-то делал). Ради того, чтобы уговорить Бонни помочь, Деймон воспользовался случаем - сказал, что вызвать Эстер нужно исключительно ради того, чтобы выяснить, как можно убить Клауса (оставалось лишь надеяться, что она достаточно зла на своего сына, чтобы выдать им подобную тайну его бессмертия). С одной стороны, Деймон и правда хотел бы это выяснить, но с другой, понимал что врет Бонни - он придумал бы и другую причину, лишь бы выполнить обещание, данное Бекки - он ведь говорил, что постарается убедить Беннет помочь. Он с трудом представлял, как они будут при Ребекке выяснять о возможной смерти Клауса, но надеялся, что таковая возможность все же будет - Деймон до сих пор считал себя каким-то заговорщиком, который действует во благо противоположной стороны, находящейся по другую сторону баррикад. Это не нормально, черт возьми..
Время двигалось к полуночи - через пять минут он должен будет встретиться с Ребеккой и пойти к Беннет. Они могли бы встретиться и там, но прежде чем Бекка окажется с доме Бонни, он хотел сказать ей, чтобы она не говорила лишнего - по крайней мере до тех пор, пока есть такая возможность. К тому же, он говорил Бонни, что придет уже с мисс Майклсон, вроде как, чтобы не давать ведьме повод нервничать, находясь в одном доме с кем-то из Первородных. Деймон посмотрел на часы, понимая что уже нужно выходить, как за дверью послышались шаги и раздался голос Стефана, которые удивленно посмотрел на своего брата, а сзади него появилась и Елена:
- Ты куда-то уходишь? - Деймон пожал плечами:
- Решил поужинать.. Не люблю спать на голодны желудок.. - Деймон обошел брата и направился к двери, но Стефан опередил его:
- Подожди.. Мы ведь хотели сегодня обсудить кое-что.. насчет Клауса.
Деймон закатил глаза:
- Господи, кто бы знал как вы достали меня со своим Клаусом! У меня что, других дел быть не может? Обсудите наедине, я согласен появиться в конце этого театрального акта и внести свою лепту в виде кола в его сердце - хотя нет, не катит.. Он неубиваемый, Стефан, сколько можно обсуждать одно и тоже? - заключил Деймон, хлопнув дверью и оказавшись на улице. Может быть это и правда было слишком резко. Но на самом деле, Деймону порядком надоело то, что все от него ожидают. Деймон-спаситель. Тьфу на вас..
Через несколько минут вампир оказался на месте, где они с Ребеккой договорились встретиться. Он увидел девушку, присевшую на капот какой-то машины, и направился в ее сторону:
- Извини, что опоздал. Семейные.. разборки. Как обычно, - он усмехнулся, подходя к Ребекке, - Прежде чем пойдем к Бонни, хочу чтоб ты знала.. Чтобы она согласилась помочь, мне пришлось сказать ей, что все это я делаю ради того, чтобы выяснить у твоей матери способ убийства Клауса. Так что.. я говорю это сейчас для того, чтобы ты не удивлялась, если она вдруг начнет задавать твоей матери подобные вопросы.. Хотя, честно сказать.. я и правда был бы рад узнать о способе отправить твоего брата в ад, если бы.. если бы не думал, что из-за этого ты расстроешься. Пусть сами разбираются, наверное. - Удивительно, что Деймон все же сказал это - и правда ли это было именно так? Ему было дело до задетых чувств Ребекки? Или он просто хотел, чтобы она поверила ему до тех пор, пока не настанет время нанести решающий удар?

тык*|Закрыть

Бекс, следующий пост тоже твой, потом мой о том как мы пришли к Бонни, а потом уже Бонни) Так логичнее))

+1

4

Едва Бекка услышала знакомый голос, губы тронула улыбка, которую, ко всеобщему сожалению, удостаивались очень немногие. Почти мягкая, приятная, без тени сарказма или яда где-то в глубине её холодной и чёрной души. Странно, она возможно и не хотела бы так ему улыбаться, но почему-то не могла сдержаться. Даже язвительная улыбка не могла сейчас прорваться наружу, а уж безразличие и холод тем более. Ребекка и сама не понимала почему. А может и понимала, но не хотела заполонять свою и без того дурную голову ещё большим сумасбродством, вроде очередного сеанса самобичевания. Пока её настроение было достаточно хорошим. К слову сказать, злиться было не на что, ведь Деймон пришёл всё-таки и вроде бы даже вовремя, не опоздал. Что ж, было приятно осознавать пунктуальность своих врагов, такие уж точно не заставят себя ждать на поле боя, доводя противника до нервных срывов. Собственно, эти мысли ещё больше взбодрили девушку и уже через пару мгновений весь её страх, который обволакивал её последние пару часов, куда-то улетучился. Рядом с Деймоном было намного спокойнее, как оказалось.

- Надо же, кто появился. А я уже начала думать, что ты решил поиграть в умного мальчика, и, проявив величайшую осторожность, передумал идти на вечеринку с духами, - усмехнулась Бек, сползая с капота машина, на котором просидела всё это время в ожидании появления Сальваторе. – Ну, что? Мы идём?

Она уже собралась двигаться в сторону дома Беннет, но сделав несколько шагов, буквально зависла в воздухе, так полностью и не поставив ногу на асфальт, в попытке сделать очередной шаг. По правде говоря, просто не совсем поняла сначала, что конкретно имел в виду Деймон, говоря это. Но уже в следующее мгновение, Ребекка «оттаяла» и, развернувшись, медленно подошла обратно к спутнику. Собственно, такие слова любого повергли бы в шок. Так открыто сказать, что сейчас пытается узнать способ убить одного из членов её семьи. Или же просто притвориться, что это настоящая цель, чтобы вообще осуществилась встреча с давно усопшей роднёй в виде матери-ведьмы. «Как странно… Но наверное, только так можно было уговорить ведьму Беннет на подобное… Она бы ни за что не согласилась помочь мне… Решила бы, что это очередная гадость против них… Или же просто не пожелала помогать из гордости… Быть может, это и было разумно…»

- Подожди, ты хочешь сказать, что ты сказал Бонни, что мы просим… Ладно, я прошу вызвать дух Эстер, чтобы спросить, как убить Ника? – девушка удивлённо вскинула бровь. – Ладно, опустим тот факт, что меня это немного не устраивает, но как же на это отреагировала сама Бонни? На то, что я вдруг решила выведать, как же мне убить собственного братца или же просто пришла понаблюдать за тем, как вы к этому готовитесь? Извини, если я сейчас чего-то не поняла.

Да, как быстро исчезла улыбка с её лица, уступив место как-то мрачноватой задумчивости. А ещё эти слова о том, что он не хочет её расстроить. Это было как-то слишком… Необычно, наверное. А ещё больше Ребекку пугал тот факт, что её интуиция по опознанию лжи вообще молчала. Пугала его искренность, кроме того, что он совсем затуманил её разум, и она не может вообще допускать, что Сальваторе пытается её просто использовать и не более. Девушка опустила взгляд и на секунду недовольно поджала губы, в голове она вновь и вновь прокручивала всё сказанное Деймоном и всё больше для себя убеждалась в том, что всё сказанное им правдиво и имеет место в этой ситуации. Конечно же, пришлось соврать Бонни о цели сеанса, но может ложь была ей, а цель, которую он сообщил ведьме и есть единственная настоящая. Она должна была сейчас что-то сказать, но говорить о том, что верит ему, преждевременно не хотела, хотя уже для себя давно поняла, что верит и ничего поделать с этим не может.

- Учти, я знаю, что Ник бывает порядочной сволочью, да, его можно ненавидеть, но помочь вам убить его я ни в коем случае не собираюсь… Просто, чтобы ты знал… - как-то неуверенно закончила Ребекка, отворачиваясь и спокойно идя по направлению к дому ведьмы. Использовать сверхскорость не хотелось. Почему-то хотелось, напротив, растянуть именно этот момент, а не ускорить прибытие и начало осуществления всей этой затеи.

+1

5

- Подожди, ты хочешь сказать, что ты сказал Бонни, что мы просим… Ладно, я прошу вызвать дух Эстер, чтобы спросить, как убить Ника? Ладно, опустим тот факт, что меня это немного не устраивает, но как же на это отреагировала сама Бонни? На то, что я вдруг решила выведать, как же мне убить собственного братца или же просто пришла понаблюдать за тем, как вы к этому готовитесь? Извини, если я сейчас чего-то не поняла.
Деймон сам толком ничего не понимал - почему помогает ей, почему придумывает перед Бонни какие-то отмазки, почему жизнь повернулась именно так и он приехал именно в Мистик-Фоллс, и именно здесь жила Елена Гилберт, на которую имеет виды половина вампирского населения планеты. Не понимал сейчас что именно было правдой - то что он действительно хотел предупредить Ребекку и дать понять, что он не поддерживает идею убийства ее брата, или то что он врал ей сейчас, отводя внимание как раз для того, чтобы она не сразу поняла, что ее обвели вокруг пальца? Столько вопросов, и так мало ответов.. Деймон пытался вспомнить, что именно говорил Бонни, точнее, о чем думал в тот момент думал о Ребекке, о том, что обещал попытаться ей помочь. В голове был полный кавардак, создавалось впечатление, будто в последнее время в мыслях плотно засела Бекки и контролирует его сознание, его действия. Не может же и правда быть, что он запал на нее? На сестру Клауса? Это чревато многими проблемами. Начиная с того, что сам Деймон не хотел больше ни на кого "западать", и заканчивая тем, что Бекка может лишь воспользоваться этим.
- Ты не совсем так поняла.. Мне нужно было как-то уговорить ее, и я рассказал о твоей просьбе, но нужна ведь была причина, ради которой она бы согласилась. Ну вот я и предположил, что мы можем вычерпнуть из этого свою выгоду. Ты тут ни при чем, ты об этом вообще "не знаешь", - он изобразил пальцами ковычки, чтобы Бекка не догадалась ляпнуть что-то подобное Бонни. Он конечно мог понять, что ее эмоции сейчас зашкаливали и будут зашкаливать еще всю ночь, проведенную с Бонни и духом Эстер, но нужно было держать себя в руках - по крайней мере ему вся эта ситуация нравилась еще меньше.
- Учти, я знаю, что Ник бывает порядочной сволочью, да, его можно ненавидеть, но помочь вам убить его я ни в коем случае не собираюсь… Просто, чтобы ты знал…
Деймон пожал плечами:
- Я и так знаю.. - Сальваторе направился вслед за Ребеккой по направлению к дому Бонни Беннет. Всю оставшуюся дорогу они молчали, поскольку обсуждать сейчас можно было бы лишь одно, а это совсем не хотелось обсуждать. Деймон мысленно уверял себя в том, что первый и последний раз согласился на подобную аферу и что постарается, чтобы его дорога больше не пересекалась ни с кем из Первородных, но все же знал, что будет все совсем иначе - именно так обычно и бывало.
Минут через пять они оказались возле дома Беннет, и Деймон приметил из одного окна мягкий свет - значит, все таки Бонни ждет их, никуда не ушла, не обманула - сидит сейчас и составляет план о том, куда деть Ребекку в момент, когда решит выяснить у Эстер полезные подробности, способные уничтожить их главного врага. Сальваторе усмехнулся, поднимаясь по ступенькам и стуча в дверь, после чего обернулся на Ребекку:
- Сомневаюсь, что она пригласит тебя в дом.. Придется развлекаться сеансом спиритизма в саду - хотя это смотря как ты ее уговаривать будешь, - Деймон довольно, но хитро улыбнулся, вновь посмотрев на дверь, которая раскрылась.
- Прекрасно выглядишь, Бонни, - расплылся в улыбке Деймон, в очередной раз отпуская шутку в своем стиле. - Зелье из глаз тараканов и щупалец кальмаров уже готово, или нам еще за дверью потолкаться на свежем воздухе?

+1

6

Пятница тринадцатое… Интересно, Деймон догадывается о том, как верно он выбрал день для спиритического сеанса? Для ведьмы лучше и быть не может. Многие люди уверены, что в такой день их окружают одни неудачи, но они просто сильнее начинают бояться суеверий, причем, сами себя же на это подталкивают. Бонни чувствовала весь день прилив сил.Не только обычных, человеческих, если можно так сказать, но и магических. Казалось, если девушка захочет, то она одним движением пальца отправит грязную чашку в мойку или с помощью хлопка переместиться в одно мгновение из спальни в ванную. Несомненно, в будущем, этому стоит научиться. А как в магическую пятницу чувствуют себя вампиры? Обостряются ли у них чувства, становятся ли они сильнее или наоборот очень плохо? Бонни ясно знала одно: встретиться сегодня с вампиром она никому бы не пожелала, ведь наверняка он с радостью воспользовался бы случаем «плохой день» и осуществил бы все потаенные страхи жертвы.
Пока Бонни была в состоянии передвигаться по дому, она решила тщательно подготовиться к приходу непосредственных участников спиритического сеанса – Деймона и Ребекки. И все же именно из-за вампирши Бонни так детально продумывала этот ритуал. Во-первых, Бекс необходимо было впустить в дом, что ну очень напрягало Беннет. Блондинка известна своей вспыльчивостью, и если что-то пойдет не так – спать спокойно Бонни не придётся. Чтобы этого избежать, Беннет целое утро листала гримуар и после долгих поисков нашла полезную информацию – можно пригласить вампира в дом, прежде «запечатать» все комнаты, кроме той, где этот  самый вампир будет находиться. Что же, сегодня Бекка получит приглашение только в гостиную, где будет проходить сеанс.
Во-вторых, было очень странно то обстоятельство, что сама Бекки хочет поговорить с духом, чтобы узнать, как убить своего брата. С чего бы ей это стало нужным? Или дело в Деймоне? Он наверняка что-то задумал, но, как всегда, не удосужился рассказать о деталях ни Бекке, ни Бонни.
« Ну и ладно, от меня требуется лишь провести сеанс и запомнить, как убить Клауса…»
Расчистив место на полу гостиной от мебели, Бонни начертила мелом не очень большой круг. Время неимоверно быстро летело, пока девушка возилась с диваном – мелочь, конечно, но сдвинуть такую махину у нее еле хватило сил, ч о чуть рассердило. Ведьма мысленно вспомнила заклинания «опечатывания» и, останавливаясь у каждого дверного проема, зачитала его, оставив без внимания лишь одну комнату.
- Осталось расставить свечи, - произнесла вслух девушка, вертя их в руках.
Девушка ожидала звонка, поэтому с готовностью встретиться с вампирами, открыла дверь, все держа свечки в руках.
- Прекрасно выглядишь, Бонни.
Бонни убедилась, что она стоит перед  Демоном не в халате, а в фиолетовой футболке и джинсах.
- Привет, - Беннет перевела взгляд с Сальваторе на Ребекку. На секунду ведьма усомнилась в том, что на первородного подействует заклинание, но не время было проверять – нужно верить в свои способности.
- Зелье из глаз тараканов и щупалец кальмаров уже готово, или нам еще за дверью потолкаться на свежем воздухе?
Коротко улыбнувшись на колкость Деймона, Бонни сделала то, от чего его улыбающееся лицо стало удивленным.
- Проходи, Ребекка, - сказала Бонни, весело глядя на Деймона, - ты то в приглашении не нуждаешься.
Толкнув дверь боков, чтобы та распахнулась, девушка на входе разделила свечи между вампирами и бесцеремонно вложила им в руки.
- Зелье нам и не потребуется. Расставьте свечи около круга, - Бонни проследила, как Ребекка прошла в гостиную и, закрыв дверь, взяла гримуар.

+1

7

- Хорошо… - слабо отозвалась девушка, отводя взгляд в сторону. Да, возможно, это было не совсем то, что она ожидала услышать, а точнее совсем не то, но всё же сказать в ответ ей было нечего, она решила просто промолчать в этот раз. Надо сказать, что молчание затянулось дольше, чем планировала Ребекка. Пока они шли до дома Бонни, Деймон не проронил ни слова, да и сама она не стремилась особо завязать приятный разговор. Сейчас было не до беззаботной беседы, а о предстоящем говорить не хотелось тем более. Только уже дойдя до пункта назначения, Бекка смогла усмирить дрожь в руках. Да, она очень нервничала, но показывать этого было нельзя, нужно было сосредоточиться, в конце концов, она сама во всём этом виновата, некого ведь упрекнуть теперь.

В одном из окон горел свет, за общим безмолвием сада и близлежащих домов скорее напоминал свет в конце чёрного тоннеля. Собственно, даже ступив на порог этого дома, Ребекка глубоко сомневалась, а пригласят ли вообще её сюда? Может быть, сеанс и вправду пройдёт в саду, на виду у всевозможных случайных свидетелей. Хотя, чтобы обеспечить свою безопасность, можно было и пожертвовать разок своей репутации. В этом маленьком городке происходит слишком много странностей, чтобы замечать каждую в отдельности, они скорее были одной единой безликой массой, к которой люди уже понемногу успели привыкнуть. С большим сомнением можно было сказать, что начнутся вновь гонения на ведьм, как это было в последний раз больше ста пятидесяти лет назад. «Нет, эти ведьмы слишком скрытны, чтобы так явно афишировать свои таланты перед обычными людьми…» - подумалось Бекке, вместе с тем она всё-таки пришла к выводу, что сеанс в любом случае пройдёт в помещении. Кстати и Деймон задался этим вопросом.

- По мне, так и сад совсем не плох.

Негромкие слова не разверзли тишину, а, казалось бы, тихонько влились в общую звуковую картинку, первородная уже почти справилась с волнением. Даже через ноты её голоса можно было различить уверенность и решительность, хорошо прикрытую лёгким спокойствием и умиротворением. Стук в дверь, вот он торжественный момент, совсем немного осталось до того заветного момента, когда они войдут в дом и начнётся весьма занимательное «развлечение» в общения с давно умершими покойниками. В какой-то момент стало снова не по себе, показалось вдруг, что ничего не выйдет и что вообще зря всё это затеяно. Ведь, что может вернуть мёртвого? К чему новое разочарование? Где-то в глубине души Бек была готова даже к несколько неожиданному повороту. К примеру, что Бонни и Деймон не станут никакого сеанса устраивать в принципе, а например, вырубят её каким-нибудь особо сильным заклинанием, а потом уже разберутся с её бренным телом, в конце-концов, от отрывания головы ещё ни один вампир не застрахован. Но в то же время она понимала, что если Беннет хочет выпытать у ведьмы как же убить Ника, сеанс ей всё-таки нужен.

Парочка колких шуточек в стиле Сальваторе-старшего, Бонни, которая стоит на пороге, держа в руках множество свечей, пока всё шло, как и предполагала Бекки. Последовало приглашение, даже не пришлось уговаривать или давать клятв, гарантий неубийства и прочего. Собственно, в присутствии ведьмы Ребекка была на редкость немногословна, молчала, лишь легко кивнула, будто бы в благодарность за приглашение, после чего аккуратно ступила за порог дома. Вероятно, спутник не ожидал ни такого кроткого молчания, ни того, что ведьма всё же осмелится пригласить её. Обмен любезностями закончился, в руках вампирша оказалось пять свечей, что ж, с неё хватит, всё также послушно кивнув, Бекка принялась расставлять свечи по периметру указанного круга. Сейчас она, наверное, больше была похожа на некоего робота, нежели на себя саму. Молчала, делала, что скажут, занятное зрелище, можно было бы даже подивиться, но мешала обстановка. В голове крутилось непонятно что и чаще всего абсолютно не по теме. Трудно было не думать, трудно было не бояться. Закончив со свечами, девушка обернулась и, посмотрев на Бонни, спросила:

- Что дальше?

+1

8

Деймон даже предположить не мог, что Бонни пригласит Ребекку внутрь. Он был уверен, что Беннет одна из самых осторожных ведьм, которые избегают любой возможности проникновения вампиров в единственное полностью безопасное место - свой дом. К тому же, кто мог знать, чего стоит ожидать от Ребекки. Деймон сам сомневался в том, что ее настроение может быть весьма изменчивым, и возможно уже через пять минут блондинка вырвет ему сердце и забудет о том, что он здесь, по большей части из-за нее. Когда Бонни узнает, что в его планах вовсе не возможность узнать о том, как убить Клауса, а лишь помочь Бекс поговорить с матерью, и что вампир обманул Беннет, для того чтобы она сделала все необходимое, он предполагал, что ведьма будет в бешенстве. Сальваторе вообще с трудом представлял себе что скажет в свое оправдание. Быть может он даже не захочет оправдываться, но то, что Бонни запишет его в стан врага, было очевидным. На какой-то момент Деймон подумал о том, что и правда творит что-то из рук вон выходящее. Он даже взял с собой кинжал с пеплом белого дуба, который по его словам нужен был для того, чтобы нейтрализовать Ребекку на то время, пока они с Бонни будут пытаться выяснить что-то у Эстер. Факт того, что Ребекка про кинжал у него за пазухой ничего не знала, наводил на мысль, что она может воспринять это как настоящую ловушку, и сделать какой-нибудь весьма неподходящий ход - к примеру, убить их обоих. Деймону что-то подсказывало, что ему она придумала бы весьма изощренные пытки перед смертью. Но сейчас думать было поздно, и дальнейшую игру нужно было придумывать по ходу событий.
Оказавшись внутри дома Бонни, Деймон окинул взглядом гостиную, в которой и должно было проходить "совещание" с духом первой ведьмы. Бонни сложила ему в руки свечи, которые по ее словам нужно было расставить, и Деймон подумал о том, что она могла бы заняться этим и сама, еще до их прихода. Он расставил свечи, как сказала Бонни, и покосился на Ребекку, которая занималась тем же самым. На нее не похоже - она ведь была из тех девушек, кто не воспринимает указания извне. Возможно сейчас она просто понимала, что в основном все это делается по ее просьбе, и иначе может что-нибудь сорваться.
- А магии присутствие рядом вампиров разве не мешает? - спросил Деймон, взглянув на Бонни, которая взяла в руки гремуар и выглядела слишком серьезной и сосредоточенной, - И теперь, если я не ошибаюсь.. Понадобится вещь, некогда принадлежавшая Эстер, так? - он усмехнулся, оглядывая круг из свечей. Где-то внутри Сальваторе изрядно нервничал, но виду не подавал. Он с трудом представлял себе, чем все это может закончиться..

*|Закрыть

сорри, что мало, я сегодня не в адеквате))

+1

9

Bonnie Bennett

По лицу Дэймона с лёгкостью читалось, что он не особо рад помогать ведьме в приготовлениях к спиритическому сеансу. А вот Ребекка была сегодня просто тихой и скромной умницей. Бонни ожидала от неё чего угодно, но не этого почти благодарного кивка и покорного исполнения всех указаний.
"Ничего... Иногда полезно сбить с вампиров спесь. В конце концов, без меня эти двое не смогу вызвать Эстер, а поиски другой ведьмы (сумасшедшей настолько, чтобы согласиться) потребуют времени. Пусть сделают хоть что-то для пользы общего дела. От пяти свеч не переломятся..." - шутка ли, но Беннет было приятно наблюдать, как два вампира расставляют свечи по магическому кругу, начерченному на полу.
- А магии присутствие рядом вампиров разве не мешает? - вопрос Дэймона изрядно Бонни удивил.
- Странный вопрос. Как тогда по-твоему Клаус проводит все свои ритуалы? - на секунду оторвала глаза от гримуара для того, чтобы наградить Сальваторе-старшего снисходительным взглядом. - Единственное, что может мне помешать, так это неуместные вопросы. - снова заскользила взглядом по строчкам нужного заклинания, мысленно проверяя, всё ли готово для вызова духа.
- Что дальше? - Ребекка подала признаки жизни. Ну слава Богу! А то ведьма начала сомневаться, оно ли это, уж больно спокойно и кротко вампирша себя сейчас вела.
- И теперь, если я не ошибаюсь.. Понадобится вещь, некогда принадлежавшая Эстер, так? - Дэм, видимо, не оставлял попыток блеснуть эрудицией. Однако получалось у него плохо, и в глазах Бонни он выглядел скорее Капитаном Очевидностью, чем всезнающим и надёжным, аки каменная стена, мачо.
"Неужели он делает это для Ребекки? Потому что передо мной рисоваться бесполезно, и он это прекрасно знает. Ну погоди... Всю подноготную твоих взаимоотношений с этой блондиночкой я ещё выясню, а сейчас у меня более важные дела. Но если ты решил перебежать на другую сторону баррикад, я тебя в порошок сотру. Ты, к счастью, не Первородный..." - было стыдно признавать, но в глубине души девушка надеялась на то, что "Плохой Дэймон" вновь вернулся. Бонни терпела этого типа только потому, что так хотела Елена, которая упрямо не желала понимать то, что вампиры - не лучшая для неё компания.
- Иииии участник под номером 1 выигрывает нашу викторину! - едко отозвалась Беннет, картинно захлопывая гримуар перед носом Сальваторе, предварительно заложив нужную страницу закладкой. - А если серьёзно, то Дэймон прав. Нужна любая вещь, принадлежащая когда-либо Эстер. Без неё вызов духа невозможен... Я надеюсь, что Дэм сказал тебе об этом, Ребекка, и ты принесла что-нибудь. - девушка вопросительно посмотрела на блондинку, ожидая, что вот сейчас Бекка как фокусник извлечёт из рукава что-нибудь эдакое, что когда-то было собственностью самой первой ведьмы. Беннет даже немного волновалась: вызов могучей ведьмы это вам не хухры мухры. Даже вызов обычного среднестатистического духа может оказаться проблематичным, а тут... Девушка прекрасно понимала, что если Эстер не захочет явиться для разговора к своей дочурке, то она ничего не сможет сделать для того, чтобы принудить её. Даже после смерти у каждого остаются, так сказать, неотторжимые качества персонажа. У Эстер наверняка всё ещё сохранилась её сила. Вот только Бонни не считала нужным посвящать в этот маленький нюанс страждущих в лице Ребекки и Дэймона. Меньше знают - меньше мешают.

Written by Astoria Danvers

+1

10

Возможно, теперь перспектива этого приятного времяпрепровождения казалась Ребекке ещё мрачнее. Она уже начинала просто раздражаться по поводу и без повода, последнее бы, что хотела для себя сейчас провести ещё хотя бы час в данной гнетущей обстановке. Интересно, а это так действовало на неё собственное плохое настроение, которое с утра слегка подпортил тот факт, что сеанс уже с тайным или уже почти тайным умыслом очередной аферы о том, как же убить Клауса, кроме которого нет реальных проблем в этом мире. Что ж, допустим это Бекки пропустила мимо ушей, по крайней мере, сделала вид, что ей всё равно, уповая на то, что Эстер не станет сообщать никакой информации по этому поводу в компании потенциальных врагов семьи Майклсон. Хотя, зная её отношение к сыну, нет, даже думать не хотелось об этом.

«Теперь я, видимо, ещё и участник викторины «Ведьмы и покойники» под номером два, замечательно, просто замечательно… Ничего не скажешь… Если бы я хотела попасть на дешёвое шоу, я бы пошла на телевидение… Неужели нельзя всё быстрее сделать? Или хотя бы почётче свои требования обосновывать? Между прочим, ведь знает же про ожерелье, так нет… Могла бы для такого случая и одолжить у Елены, мне бы она точно не отдала, а вот ей возможно… Было бы меньше проблем, такое ощущение, что они полагают, что я вещи матери чемоданами таскаю с собой…»

Шуточки-шуточками, но всё же такой саркастичный настрой со временем почему-то начинал выводить древнюю из себя. В конце концов, нервы ведь были накалены до предела, сейчас любое неверное слово могло быстро вывести Бек из состояния равновесия, а они похоже только к этому и стремились. Но надо отдать должное, пока она держалась на пять с плюсом. Всё-таки в состоянии полного игнорирования всего постороннего и совершенно не относящегося к делу помогало в какой-то мере. Впрочем, и делать-то собственно больше ничего не оставалось. Свечи? Ладно. Спокойствие? Конечно. Но вряд ли это состояние покоя способно продержаться довольно долго, нервы ведь недолговечны, особенно с таким взрывным характером как у неё.

- Ну, разумеется, Деймон ни в одну тонкость этого дела посвящать меня не стал. А я и не думала, что ты такой спец по вызову духов.

Колкая, слегка натянутая улыбка в сторону обоих присутствующих выдавала как минимум не самое благостное расположение духа по отношению к собравшихся. Да, что-то такое она знала, но для Ребекки этот простой вопрос был похож как минимум на издёвку. Для начала, в детали её вообще никто посвящать не стал, полагаясь видимо на то, что она вызывает духов с ведьмами ну раза два в столетие точно. А ещё к тому же, одна из любимых вещей матери, которая могла помочь с наибольшей лёгкостью вызвать её сейчас находилась у одного двойника, которого ввязывать во всё это не было ни малейшего желания. Ладно, на то она и блондинка, чтобы не сразу придумать другой вариант, впрочем, таковой был, правда вот, расставаться с этим предметом хотелось меньше всего. Кольцо защиты от солнца тоже принадлежало её матери когда-то, позже было подарено ей уже как вампиру.  Впрочем, ведь до рассвета было ещё очень далеко, а потому можно было пока обойтись и без него какое-то время. Бросив взгляд на правую руку, девушка незамедлительно сняла кольцо с пальца.

- Ну, раз уж более полезное украшение сейчас у твоей подруги, придётся довольствоваться этим, - прокрутив кольцо в руке, без всякого желания расставаться с ним, она немного неуверенным жестом протянула вещицу ведьме. - Оно тоже когда-то принадлежало моей матери. Надеюсь, это поможет.

Бекка едва заметно поджала губы, тут уж только слепой не заметил бы явного недовольства с её стороны. Конечно, будешь тут недоволен, когда отдаёшь кому-то вещь, с которой ходил столько сотен лет, пускай и на время, но от этого расставание было не легче. Стоило пережить эту утрату мужественно, пожалуй, единственным успокоением и вправду было ночное время всех событий, а иначе сеанса бы собственно и не состоялось. Всё-таки сгорать на солнце, даже ради такой благой цели она пока не собиралась. Зачем радовать всех своих ненавистников своей истинной смертью?

+1

11

- Странный вопрос. Как тогда по-твоему Клаус проводит все свои ритуалы?
Деймон пожал плечами, одарив Бонни почти такой же снисходительной улыбкой, насколько снисходительным был ее взгляд. Он никогда не пытался иметь с магией настолько близкие дела, чтобы вникать в такие подробности. Сальваторе предпочел бы держаться от магии дальше, чем это возможно, но к сожалению, без ведьм в этом мире было весьма сложно, особенно в таких случаях, вроде сегодняшнего. Только не стоило признавать это перед Бонни - она может слишком зазнаться. Честно говоря, некая неприязнь между ним и Беннет промелькнула уже давно, еще с тех пор, когда главной проблемой Мистик-Фоллса был сам Деймон, и когда Бонни считала, что все вампиры должны умереть, но с тех пор должно было многое измениться, и общие цели могли сделать из них друзей. К сожалению, Бонни одна из немногих, кто не могла с юмором воспринимать такой привычный сарказм Сальваторе-старшего, и посему им весьма часто приходилось пытаться показать, кто на сей раз окажется более изобретательным в подколах. Наверное, это тоже был один из аспектов дружбы, который делал эту самую дружбу почти невидимой.
- Единственное, что может мне помешать, так это неуместные вопросы.
- Мне просто слишком нравятся твои ответы, не могу удержаться, - усмехнулся Деймон, глядя на то, как ведьма снова опустила взгляд в Гремуар, который должен был подсказать ей правильное направление дальнейшего хода ритуала. Сальваторе предпочел бы остановиться на доске Уиджа и планшетке-указателе, но эти спиритические сеансы были предназначены для школьниц, гадающих на суженого, а не для вызова древней ведьмы, которая еще не известно, как отреагирует на то, что ее дух решили побеспокоить через тысячу лет после смерти.
- Иииии участник под номером 1 выигрывает нашу викторину!
Бонни захлопнула Гремуар у него перед носом, скорее специально, чем случайно, и Деймон чуть поморщился, едва удержавшись от того, чтобы оставить двух девушек наедине с духом-прародителем и пойти по своим делам. В конце концов, что он вообще здесь делает? Разве, его миссия не заканчивалась на том, чтобы уговорить Бонни провести ритуал? Деймон улыбнулся девушке с таким видом, будто мысленно он уже откусил ей голову и выкинул в окно. Она сама напрашивалась - попытки Деймона завязать с девушкой приятельские отношения давно потерпели крах, а Деймон давно перестал быть слишком настойчивым в этих вещах. Он знал, что если бы не Елена, Беннет предпочла бы отыграть его похороны почти на том же уровне, что и похороны Клауса.
- Я надеюсь, что Дэм сказал тебе об этом, Ребекка, и ты принесла что-нибудь.
Сальваторе хмыкнул, отходя от девушек. Оказывается, он еще должен был о чем-то сказать. К счастью, Ребекка тоже была не пятиклассницей с косичками:
- Вряд ли она за тысячу лет не успела ознакомиться с этим нюансом.. - Деймон прошелся по комнате, подумав о том, что вскоре наживет себе очередного врага - стоит Беннет узнать, что сеанс с духом делается исключительно ради Ребекки, он скорее всего сразу же запишет его в список тех, кто находится по ту сторону баррикад. В этом вся Бонни.
- Ну, разумеется, Деймон ни в одну тонкость этого дела посвящать меня не стал. А я и не думала, что ты такой спец по вызову духов.
Сальваторе оглянулся, и вскинув брови посмотрел на Ребекку:
- Да я вообще ни во что никого посвящать не обязан.. - улыбнулся он, тонко намекая на то, что она могла бы быть и благодарной за то, что он свел ее с Бонни, после чего вздохнул, - Откуда мне было думать, что ты не знаешь о том, как проходят подобные ритуалы.. Деймон действительно был несколько удивлен. С другой стороны, его раздражало, что Ребекка ведет себя так, будто он что-то ей должен, к тому же, настроение и без того было ни к черту - он все еще сомневался, правильно ли поступает, и не стоит ли действительно вонзить вампирше после ритуала кинжал в сердце, занявшись расспросами ее матери о Клаусе.
Ребекка отдала Бонни свое кольцо, некогда принадлежавшее Эстер, и Деймон сел на дальний стул, сложив руки на груди с полным желанием больше не вмешиваться в то, что будет здесь происходить.

+1

12

Бонни не ожидала от Ребекки такой послушности. Она, как и Дэймон, тоже остра на язык, но почему-то ведьме не сказала ничего плохого, не перечила, не упрямилась, а делала все, как нужно. Хорошо, что она носила с собой кольцо Эстер, а то какая была бы ситуация, не будь у первородной нужной вещицы для ритуала? Бонни слабо себе могла представить, как она выталкивает парочку вампиров за дверь с лекцией о подготовленности к ритуалу. Сегодня Бекка была настроена решительно поговорить с своей матерью, и Бонни решила приложить к этому все свои усилия, но ведьмочку настораживало поведение Дэймона. Он вел себя аккуратно, старался не мешать происходящему, как будто все шло по заранее тщательному спланированному плану и в этом плане его присутствие ограничивалось сидением на стуле. Но Бонни знала этого персонажа не первый день и могла с уверенностью отметить про себя, что озорные огоньки, бесившиеся в его глазах, предвкушают интересный поворот событий. Да, его интересовал результат, он не меньше Ребекки ждал появления Эстер. И дело было явно не в информации о Клаусе. Мысленно махнув рукой на его выходки, Бонни присела у круга перед книгой.

- Ну, разумеется, Деймон ни в одну тонкость этого дела посвящать меня не стал. А я и не думала, что ты такой спец по вызову духов.
Бонни улыбнулась Ребекке такой же натянутой улыбкой, какая была в арсенале у девушки, как бы показывая, что хоть она и не имеет острых клыков и огромного стажа свертывания шей за спиной, может запросто передумать вызывать духа. А найти ведьму, согласившуюся бы на такое дело – ой, как не просто… Но вампирша и не думала давать задний ход. Бонни взяла у нее кольцо и, держа его на ладони, закрыла глаза. Сосредоточившись, она минуту прислушивалась к тишине, затем стала шептать заклинание. Оно не было таким уж сложным, но дело требовало полной отдачи сил, поэтому Бонни надеялась, что никто из присутствующих не посмеет ее отдернуть, тем самым, нарушив духовную связь с Эстер.
Бонни почувствовала легкий прохладный ветерок, от которого у обычного человека поползли мурашки по коже. Без остановок, девушка снова и снова и снова повторяла строки, и ей стало казаться, что кольцо прибавило массу. Энергия переполняла ее тело, казалось, пламя от свечей стало жарче. Такая атмосфера длилась мгновение. Ветер постепенно утих, ведьмочка услышала шелестение страниц и позволила себе открыть глаза. В тоже мгновение на ее лице появилась улыбка – в кругу прояснялся силуэт женщины, и Беннет поняла, что ритуал удался, связь установлена. Она посмотрела на Ребекку, тихо стоявшую в стороне и не отрывающую взгляд от матери, и на Дэймона, который, похоже не ожидал от Бонни такой отдачи.
- Эстер? – спросила Бонни у духа, когда та окончательно появилась у нее в комнате.
«Ну же, намекни, что это ты. Я понятия не имею, как ты выглядишь.» А по реакции Ребекки нельзя было понять ее мать эта женщина или нет.

0

13

Для кого-то другой мир становится миром покоя, отдыха и гармонии, где можно наконец не думать о времени, которое выделенно в ограниченном количестве на жизнь, но за которое нужно много успеть и сделать это достойно. Но можно ли обрести покой, когда обрек тысячи или даже миллионы людей, создав чудовищ. Хуже того — эти чудовища были дети ведьмы, от этого они не казались таковыми вначале. Казалось бы цель оправдывала средства. Грань дозволенности всё отодвигалась, пока не стало понятно, что на самом деле произошло. В тот самый момент, когда Эстер искала варианты, как это можно исправить, один из сыновей искал совсем другого, а смерть матери посчитал средством достойным его цели.
Прошло не меньше тысячи лет, когда Эстер по ту сторону перепробовала всё, что можно — связаться с детьми, надеясь, что сила родственной связи куда сильнее границы миров, связаться с Аяной, в надежде, что она найдет способ, если не вернуть к жизни Эстер, то вместе найти способ, как избавить детей от проклятья, позже были попытки связаться и с другими ведьмами, как в живом мире, так и в мире мертвых. Последнее удалось, но результат был неутешительным. Всё, что могла сделать Эстер — это наблюдать за событиями на земле и... ждать. Сложно было понять, чего она должна была ждать, да и похоже ведьмы сами не знали этого. В любом случае, другого варианта не было, хотя ведьма и не оставляла свои размышления о том, как можно самой повлиять на ситуацию.
В последнее время внимание Эстер все больше было занято Клаусом. Разрушив проклятье, обойдя даже предписание убить двойника, он осуществлял то, что задумал. Никто не мог помешать этому, хуже того — Клаус не понимал, что всё, что он делает, может обернуться против него. Ведь он создал чудовища куда хуже, чем он сам. Они были молоды и им еще нужно было тысячу лет, чтобы повзрослеть, а пока... на молодую голову они безумцы, которых выпустили на волю и позволили всё.
Неожиданным стало странное ощущение, словно куда-то затягивает, будто в какой-то водоворот. Первая мысль о том, что отпущенное время для ожидания закончено была мгновенно перечеркнута, на смену ей пришла мысль о том, что здесь не обошлось без ведьмы. В момент стали прорисовываться какие-то очертания — место было не знакомым, на по энергетике чувствовалось, что этот дом ни одно поколение принадлежал ведьмам, более того, потомкам Аяны — уж очень узнаваема была энергетика, которую Эстер не забыла бы и за миллион лет. Картинка стала щетче — комната, круг из свечей, ведьма рода Аяны, молодой вампир Сальваторе и... да, это была дочь Эстер.  Останавившись взглядом на Ребекке, ведьма замерла. Оставалось только догадываться какая волна эмоций поднялась внутри, но как последствие дух проявился еще четче, что казалось будто бы она была реальной.
Услышав, как Бони назвала её имя, Эстер перевела взгляд на неё. Спустя пару секунд, пытаясь прочесть информацию о том, кто её вызвал, древняя ведьма заговорила. Голос её звучал немного приглушенно, а слова произносились довольно медленно.
- Бони Беннет... внутри тебя большая сила, сила накопленная ни одним поколением, но только ключ дал тебе такую связь, благодаря которой я сейчас могу быть здесь. Ведьма перевела взгляд на Ребекку. - Моя дочь хотела очень много раз увидеть меня снова, но обстоятельства были сильнее её. Сегодня, наконец, мы можем обойти границы миров.
Сделав паузу, Эстер протянула медленно руку вперед, проведя в воздухе ладонью будто бы по волосам, весьма узнаваемым жестом для Бекки, словно перенося на много столетий назад. Однако в следующий момент брови Эстер дрогнули, нахмурившись, а взгляд стал серьезнее и холоднее. Даже не смотря в сторону Деймона, древняя ведьма обратилась к девушкам.
- Для меня не ясно, какую роль играет здесь вампир Сальваторе. Это вызывает сомнение в том, для чего вы обратились ко мне.
Она замолчала, ожидая ответа.

+2

14

Едва в комнате появились очертания вызванного духа, Бекка моментально распознала в её облике такие родные черты. Мама. Сомнений не было. Замерла, словно боясь спугнуть ту, которую хотела так давно увидеть. Не верила своим глазам, что, наконец, увидела её. Она всегда была образцом для подражания для Бекки, старалась быть такой же сильной, как и Эстер, но не всегда получалось, а если и получалось, то слишком гиперболизировано и в своей манере. Всё-таки в глубине души она чуть-чуть, но оставалась маленькой девочкой, которая рано потеряла маму, боится гнева отца, сильно любит своих братьев, бесконечно им доверяя, надеется построить вокруг себя такой мир, чтобы её семье (тому, что от неё осталось) жилось хорошо. Всем вместе.

Голос Эстер был не очень похож на тот, который запомнила Ребекка, возможно не сильно громкий, но всегда твёрдый и достаточно уверенный. Он был какой-то через чур тихий, словно приглушённый шёпот, но в то же время будто бы отдавался эхом в её собственном сознании. Маленькая пауза после разговора с Бонни и объяснений, благодаря чему смогла попасть в этот мир. Эстер снова обратила внимание на Ребекку. Этот жест она узнала почти мгновенно, и словно не было тысячи лет и смерти матери. Возникло такое сильное желание обнять её и просто разрыдаться, несмотря ни на что. Но… Ведь это всего лишь призрак и даже коснуться она его, даже если очень бы захотела, не сумела бы. По щекам, вопреки всем попыткам остановить, потекли слёзы. И уже непонятно чего: радости или боли их долгого расставания.

Но счастливый момент ностальгии прошёл как-то слишком быстро и вот уже в следующую секунду Эстер быстро переменилась, конечно же, как не узнать её явного недовольства. Видимо, ей не очень понравилось присутствие на сеансе кого-то третьего, причём явно лишнего в этой компании. Ну, да, присутствие Деймона вообще сложно объяснить, нельзя же сказать напрямую, что именно его она умудрилась упросить организовать данный слёт юных любителей магии и духов.

«В качестве гарантии того, что я не собираюсь спрашивать о том, как бы мне истребить всех недругов в Мистик-Фолс, а заодно и девчонку двойника более быстрыми способами, чем простое кровопролитие…»

На ум пришли кое-какие мысли объяснения всего этого действия с участием посторонних субъектов, но Ребекка не решилась портить встречу с матерью неуместной иронией и сарказмом. Вообще промолчала, только слёзы, наконец, вытерла со щёк.  Последнее на что оставалось надеяться, что ведьмы не умеет читать мысли, хотя кто их знает, и такому ведь могли научиться. На самом деле она просто растеряла все слова, которые хотела сказать. Ведь Бекки даже готовила какую-то отмазку на вопрос матери о присутствии Деймона, но забыла… А сейчас отлично знала, что если попытается соврать, то огорчит маму, которая быстро догадается об этом, слишком хорошо зная дочь. Сказать правду – значит обязательно ляпнуть не то, что нужно и подставить Деймона. Наверняка Бонни он сказал нечто отличное от того, что сказал ей.

«Три хорошее число? Нет, не то… Беспокоиться и боится оставить меня в одной комнате с двумя ведьмами, одна из которых призрак, а другую я могу просто съесть? Нет… Интересны древние ведьмы? Нет, тоже не то… Хочет посмотреть встречу матери и дочери? Нет…»

+1

15

Пока Бонни пыталась сосредоточиться на том, чтобы вызвать дух первородной ведьмы, Деймон оставался сидеть на стуле, несколько напряженно глядя на Бонни, на Ребекку, на всю ту магию, которая происходила в комнате. Неудачный ритуал разозлит Ребекку и заодно сделает сегодняшние стремления пустой тратой времени и нервов, а удачный даст пинок к последующим действиям, из который Деймон не видел выхода. Все трое нервничали, но только у Сальваторе было смутное ощущение, что он делает то, что делать не должен. Вонзить Ребекке, после того как она поговорит с матерью, кинжал в сердце, временно обезвредив, чтобы задать Эстер нужные вопросы и не выглядеть предателем перед Бонни? Или послать Бонни к черту, и сознаться в том, что у него были другие причины находиться здесь? Сложная дилемма, и в любом варианте были свои плюсы и минусы. Деймон решил, что все же не стоит ломать голову заранее - может быть обстоятельства сами подскажут выход.
С чего бы Деймону вообще думать о подобных вещах? Еще недавно он готов был лишить Ребекку жизни вместе с ее братцем, если бы представилась такая возможность, тем самым освободив город от тех, кто вот уже который месяц не дает спокойно вздохнуть. Сейчас же он думает об этой девушке совсем иначе, словно могло что-то измениться за столь короткий срок. Но что? На самом деле это раздражало - Сальваторе избегал эмоций, которые могут принести очередные проблемы, но в последнее время его словно вынуждали что-то чувствовать. То Стефан, с его депрессивным настроем, то Елена, с постоянной угрозой ее жизни, то Дженнифер, то теперь вот Ребекка, которая должна находится в списке врагов просто потому, что "заботиться" о ней себе дороже, и это никогда не оценится, быть может лишь даст лишний повод отправить Сальваторе к праотцам.
В комнате многое изменилось. С появлением призрака Эстер обстановка стала еще более напряженной и плотной, словно это напряжение можно было потрогать. У Бонни все получалось - не зря ведьмы Беннет настолько известны в своем мире, хотя Деймону, например, было наплевать - по возможности он старался избегать всех ведьм, не зависимо от фамилии. Кто знает, что можно от них ожидать?
Сальваторе кинул взгляд на Ребекку, и даже удивился, хотя никак не выразил этого - он видел слезы на ее щеках, настоящие, выражающие все те чувства, которые наполнили девушку при виде матери, мертвой уже целое тысячелетие. Странно, что Бекка не решила поговорить с ней раньше - ведь было так много времени..
- Для меня не ясно, какую роль играет здесь вампир Сальваторе. Это вызывает сомнение в том, для чего вы обратились ко мне.
Эстер даже не смотрела на него - задавала вопрос девушкам, словно бы Деймона здесь не было, или он был бессловесной куклой. Вампир закатил глаза - может быть ее слова ближе к логике, чем кажется, он здесь и правда несколько лишний. С другой стороны, возникла мысль, что она просто не переносит вампиров, но поскольку ее же дочь - вампир, этот вариант сразу же отпадал. Молчать Деймон точно не умел, да и не собирался.
- Эй, я еще здесь, или правила приличия на призраков не распространяются? - как обычно съязвил он, чуть усмехнувшись, - Я здесь, чтобы проследить, что ваша дочь не съест Бонни, а еще... я вроде как сводник, других ведьм у нее под рукой не было. Ну и.. почту честью задать первой из ведьм пару вопросов, - снова сарказм, хотя ему было все равно как-то.

+2

16

Видеть Эстер, слышать ее было для Бонни очень волнующе, хотя виду она не подавала. Как только ведьма обратилась к девушке, Беннет затрепетала от одного ее взгляда. Казалось, она посмотрела в самую душу, а может, именно так она и сделала, когда сказала про большую силу – мало ли, что могут вытворять духи. Бонни не отрывая глаз, изучала Эстер, как будто не верила, что именно она сама сюда ее вызвала, и девушка могла про себя отметить, что женщина не выглядела, как дух.  Ее отчетливо было видно, она как настоящий человек – живая, с блеском в глазах и даже с маленьким румянцем на щеках. От нее веяло серьезностью и жесткостью, но Бонни не могла не заметить, как она посмотрела на них с Ребеккой. Ведьмочка немного знала о призраках, как они должны себя вести при встрече в другом мире, но, безусловно, Эстер была рада явиться на место, где раньше, много лет назад, она существовала.
- Я здесь, чтобы проследить, что ваша дочь не съест Бонни…
Бонни закатила глаза, как будто услышала шутку, изюменка которой бесследно изчезла столетие назад. Нет, конечно, приятно, что вампир не стесняется открыто говорить про заботу о ведьме, только Дэймон, сказав эту фразу, не смог не добавить фирменную усмешку. Поэтому Бонни отреагировала, как и полагается – мысленно послала его куда подальше и отвернулась.
-…а еще... я вроде как сводник, других ведьм у нее под рукой не было. Ну и.. почту честью задать первой из ведьм пару вопросов.
Здесь уже Бонни не смогла сдержаться – она, плохо скрывая улыбку, повернулась к Сальваторе:
- Нет, Дэймон, давай ты посидишь в сторонке и послушаешь, а пару вопросов зададим мы, - Бонни серьезно посмотрела ему в глаза, вкладывая в эту фразу смысл слов Эстер – «Ты что, не понял? Если ты будешь лишний раз участвовать в разговоре, она сочтет не нужным с нами разговаривать».
Не дожидаясь очередной порции язвительных фразочек от Дэймона, Бонни решительно посмотрела на Эстер. Она не боялась гнева древней ведьмы. Ее так и подмывало спросить задать вопрос «в лоб», перейти, так сказать, сразу к делу, но это было бы нечестно по отношению к Ребекке. Мать и дочь столько не виделись, они просто обязаны удостоить друг друга парой фраз. Но тишина повисла в доме Бонни, кто-то просто был обязан подтолкнуть родственников друг к другу. Беннет, покусав губу, еле слышным шепотом сказала:
- Вы же столько не виделись... - и оставила незаконченную фразу, надеясь, что Бекка примет решение поговорить с матерью. А может, она не так глубоко расчувствовалась, как показалась со стороны и осуществит желание Бонни, спросив о брате?

+2

17

Казалось, было даже странно, что такой простой вопрос привел в замешательство. И если в реакции Бонни и Деймона можно было засомневаться, то Бекки она знала с рождения и прекрасно понимала, когда дочь что-то пыталась утаить. Очевидно, всё не так слажено, как они пытаются это представить. Но вот стоило ли разрушать эту иллюзию, созданную для древней ведьмы?
Эстер не спешила — для тех, кто ждет вечность, минута или час — значение не имеет. Единственного, что можно было опасаться, так это что связь прервется.
- Эй, я еще здесь, или правила приличия на призраков не распространяются?
Эстер перевела взгляд на юного вампира, вскинув удивленно брови.
- Правила приличия, мистер Сальваторе, распространяются только на тех, кто следует сам им. Я думаю ты сведешь концы с концами, почему на тебя они не распространяются.
Тон Деймона нисколько не задел, Эстер восприняла это как обиду маленького ребёнка, которому не уделили внимание.
- Я здесь, чтобы проследить, что ваша дочь не съест Бонни, а еще... я вроде как сводник, других ведьм у нее под рукой не было. Ну и.. почту честью задать первой из ведьм пару вопросов.
- Нет, Дэймон, давай ты посидишь в сторонке и послушаешь, а пару вопросов зададим мы,

Молчание Бекки, желание Деймона свести ведьм, пара вопросов — всё это только подтверждало, что каждый приследует свою цель, хотя и нашли состыковки в чем-то общем. Так чтоже может быть общего у Ребекки, Беннет и Сальваторре? Как ведьма, Бонни стремиться к балансу сил, а о каком балансе можно говорить, если каждый четвертый в Мистик-Фолс если не вампир, то знаком с ними. Ребекка? Увидеть, просто увидеть — это читалось по ее реакции на происходящее. Деймон? Тревожные взаимные взгляды в сторону Бекки... неужели он захотел забрать девочку из-под опеки брата? Ник так просто не отпустит то, что принадлежит ему.
Хорошая головоломка свелась к тому, что причина вероятнее всего — это Клаус.
- Вы же столько не виделись... голос Бонни прервал размышления Эстер. Однако, древняя ведьма не разделяла тех эмоций, которые как показалось Беннет, должны быть у нее. Впрочем, об этом никому из присутствующих хнать было не положено.
- Ребекка, дочка, у нас будет время еще поговорить, если я правильно понимаю, какие вопросы вас интересуют. — Ведьма кивнула Бекке, давая понять, что все хорошо, и вселяя уверенность в данное только что обещание о возможности поговорить.
Эстер окинула взглядом всех троих и продолжила.
- Сложность в том, что вы не справитесь с тем, чего хотите. Вам нужна помощь, но в виде призрака я почти бессильна. Однако, решение всегда есть. — правильно ли она поняла их намерение избавиться от Клауса или же не правильно, фраза была бы удачной в обоих случаях. Более того, нет ничего сильнее правды — если эти трое пришли задавать вопросы, значит сами они не в состоянии решить проблемы... и им нужна помощь. Так пусть найдут способ, чтобы первая ведьма могла им помочь. Эстер даже подскажет, как это сделать... Это был один из сценариев, кторый она продумывала в последние несколько столетий, как возможность возраститься.
- Но попробуйте задать вопросы. Бони, Деймон... дайте первой слово Ребекке. Пусть она спросит то, что хочет. Она ждала этой встречи очень долго, на ваши вопросы я уже дала практически ответ. Но все-таки озвучьте их, я попробую ответить на каждый, если нам позволит время моего пребывания здесь.
Возможно, Эстер показалась бы со стороны бесчувственой, но только Бекки наверняка знала, как мать умеет скрывать порой свои эмоции и мысли. Во многом это поспособствовал Майкл, который после переселения в деревню оборотня стал намного суровее, .а каждая эмоция воспринималась как привлечение внимания к себе со стороны жителей, что значит и привлечение опасности на их семью. Да и интрига с отцом Клауса закрыла навсегда путь к открытому выражению чувств.

Отредактировано Esther (2012-07-31 01:00:11)

+1

18

Возможно показательно игнорировать присутствие кого-то третьего и было несколько… Как бы это сказать? Невежливым, со стороны Эстер. Но, в конце концов, она смогла появиться здесь, освободившись из оков небытия, не для милой беседы, а чтобы пообщаться с конкретными людьми, по важному (наверняка же можно предположить, что вопрос очень важный, раз пришлось вызвать древнейшую ведьму) делу. Собственно, отчасти по этой причине Ребекка не придала абсолютно никакого значения её вопросу в сторону, её тону и прочему. А вот действия Деймона напротив не только удивили, но и немножко разозлили. Всё-таки для того, чтобы требовать к себе уважение, нужно его сначала попытаться заслужить. Ну, если не с живыми людьми, то хоть к призраку проявить уважение, в особенности, если этот призрак в дальнейшем может очень помочь. Наверняка ведь он не оставил коварных планов отправить семейку древних в мир иной. И вряд ли из этого списка он убрал её саму. И возникал тогда один вопрос: а какого чёрта тогда она сама выводит его и Бонни на разговор с Эстер, который вообще вряд ли бы состоялся без неё. Ведь для них её ожерелье это только её ожерелье, а древнейшая ведьма всего лишь ведьма. Не мать Ребекки и не бывший владелец данного украшения, а значит под большим сомнением то, что они смогли бы додуматься связаться с ней при помощи него. Да, действительно очевидность проступков совсем не прослеживается. Наверное, в голову ударило что-то и напрочь снесло и её, и всю осторожность.

«Съесть… Конечно же… Если бы Ник хотел, он бы давно уже убил её сам или же попросил меня… И кстати, я была бы совсем не против… Она мне нравится не более, чем Кэролайн или Елена… Всех бы разорвала на клочки, но раз я не сделала этого раньше, нет резона исправлять всё именно сейчас… К тому же, я не настолько самонадеянная, чтобы нападать, когда она готова к подобному повороту… Даже лучше сказать: ждёт подобного от меня. Так что было бы верхом глупости нападать на ведьму, силу которой признала даже мама…»

В общем, в силу того, что девушка и так была в небольшом замешательстве, она пропустила остроты Сальваторе мимо ушей. К тому же, она всё это время молчала как рыба, по одной простой причине – растеряла все слова, не знала, что сказать, может быть, даже пока не хотела встревать в разговор. Пусть уже спросят, что им надо, а потом пошли к чёрту. Бекка очень надеялась, что давать в руки противников какое-нибудь смертоносное оружие против древних мать не станет, хотя бы в присутствии дочери. Из соображений если не любви к детям, то из конспирации и, разумеется, того, что дочь, поняв опасность, передаст её слова Клаусу. Последнее, что хотелось бы ей узнать, так это предательство кого-то близкого. Матери, которая соглашается помочь их же и убить. Нет, такого она явно не переживёт. Какая тут вера в родных, в свою дорогую семью, когда всё рушится на глазах. Потому даже во время этого сеанса, когда всё сводилось именно к этому насущному вопросу, который видимо Бонни не могла задать в её присутствии, вампирша изо всех сил пыталась отогнать от себя все эти ужасные мысли, пытаясь переключиться на радость от встречи с той, кого очень любила.

Повисшая тишина, видимо, напрягала не только Ребекку, которая пока просто смотрела на мать и молчала, не в силах и слова проронить. Ей хотелось задать один вопрос, но она боялась узнать ответ на него. Но Бонни всё же решилась прервать эту атмосферу напряжения незаконченной фразой. «Не виделись… Да… Очень давно…» - промелькнуло в мыслях. Слова не клеились во фразы, кажется, что бы ни сказала сейчас она, будет слишком глупым, неуместным в данной ситуации. Хотя когда представится такой великолепный шанс пообщаться с духом матери, умершей почти тысячу лет назад. Но по какой-то странной и совершенно непонятной для Бек причине, Эстер не стала соглашаться на предложение беседы с дочерью, а решила перейти к делу, волнующему остальных собравшихся. Клаус… Ну, конечно же, даже и без предупреждения Деймона можно было понять, на что такое ещё могла клюнуть Бонни. Что ж…С данным аспектом пришлось смириться и молчать, чтобы не проронить какую-нибудь несусветную глупость, которая вообще всё поломает и не только для неё. Девушка уже немного отошла от этой долгожданной встречи, всё потихоньку возвращалось на круги своя, слёзы на щеках высохли, она всё ещё была рада, но уже почти могла мыслить здраво. Разговор отложен, значит, первое слово всё-таки за ними. В любом другом случае она бы расстроилась, но этот ободряющий взгляд он вселял уверенность, говорил, что всё хорошо и у них ещё будет время. А дальнейшие слова матери ей почему-то совсем не понравились, всё-таки будет помогать. Бекка незаметно прикусила губу и опустила взгляд. Она всё слышала, и, кажется, должна бы радоваться, видимо, Эстер клонит к тому, что хочет воплотить себя в человеческую форму, но почему-то от этого не возникло особого энтузиазма. Как бы она не любила мать, она боялась в какой-то мере того, что может слишком ей доверять. Боялась, что она верна долгу сохранить природный баланс больше, чем любит своих детей.

- Мама… Как вышло, что наша семья распалась? Почему он так возненавидел нас, почему он стал охотиться за нами? Ведь он не лучше нас и… Как можно было так возненавидеть родных детей? И… Убить тебя…

Кажется, в сердце что-то ёкнуло, когда она говорила о Майкле, о смерти матери, о конце счастливых дней, о начале тех времён, когда она помнила лишь их бега и больше ничего. Она не могла даже произнести имя отца после того, что он сделал, но Эстер должна была понять, о ком говорит дочь. Предложения были по смыслу почти не связаны между собой, отрывочные, обломки фраз, но она не могла говорить слажено, волнение и горечь воспоминаний поселились в душе с тех пор, не желая избавлять. Лишь изредка она могла отделаться от них, полностью заглушая свою человечность жаждой крови. Да, в такие моменты она срывалась на окружающих, а иначе… Да, вряд ли бы вообще дожила до этого времени, не смогла бы пережить всего, если бы слишком много чувствовала. Все вопросы были полу риторические, и вряд ли вообще Эстер могла знать на них ответ. Ребекка задала их лишь потому, что это было то, что мучило её ни одно столетье. Она никогда не могла понять Майкла, раз за разом всё анализируя она понимала, что он был зол из-за предательства, но чтобы злоба не могла успокоиться так долго… Да, Ник был не его сыном, но убив свою жену за измену, неужели он не успокоился? Или теперь винил его в том, что так сорвался на ней.

+1

19

- Правила приличия, мистер Сальваторе, распространяются только на тех, кто следует сам им. Я думаю ты сведешь концы с концами, почему на тебя они не распространяются.
Деймон прищурился, глядя на призрачный силуэт Эстер. Если задуматься, то она впервые видела его в глаза и уже через секунду заговорила о нем в третьем лице - если для нее это считалось нормальным, то Деймон не считал это удачным вариантом начала "творческого союза". И теперь она пыталась говорить о правилах приличия?
- Теперь ясно, кто был зачинщиком вражды между ведьмами и вампирами, - Сальваторе усмехнулся. В некоторой степени происходящее даже забавляло его, с другой стороны, хотелось просто покинуть этот дом и оставить девушек наедине с самовлюбленным призраком. Но Деймон все еще пытался играть в игру "у меня здесь есть дело, и я никуда не уйду, пока с ним не закончу". Нервная такая игра, учитывая, что расхлебывать проблему опять же придется ему, и в итоге, либо в глазах Бонни он станет предателем, либо Бекки, когда избавится от кинжала, который по плану нужно было вонзить ей в сердце, сотрет его в порошок.
- Нет, Дэймон, давай ты посидишь в сторонке и послушаешь, а пару вопросов зададим мы.
Бонни определенно действовала на нервы. Она отчего-то решила, будто Деймону интересно ее мнение. Не смотря на то, что все это время они фактически были на одной стороне, Деймон знал, что Беннет при любом удобном случае предпочтет избавиться от него точно так же, как и от остальных вампиров в городе. Бонни, наверное, тоже прекрасно понимала, что Сальваторе терпит ее присутствие только потому, что она вроде как нужна делу. Их союз был чем-то вроде необходимости, который каждый предпочел бы избежать. Сейчас Деймону было все равно - в конце концов свою лепту в дело он внес: помог Ребекке встретиться с призраком Эстер, уговорив на это Бонни. Вроде как здесь они тоже были на одной стороне - Беннет поддержала его идею узнать от Эстер как можно убить Клауса, и сейчас могла бы быть помягче. Ребекка, в свою очередь, тоже не особенно поддерживала. Выходило так, будто он здесь - третий лишний, хотя по большому счету лично ему от Эстер ничего нужно не было. А ну вас, как говорится, к черту.
- Без меня как нибудь разберетесь, девочки. Благими намерениями, как известно, вымощена дорога в ад, - Деймон улыбнулся Ребекке, которую собственной сейчас больше волновала Эстер, и ее можно было понять. Он направился к двери, чтобы благородно покинуть гостиную и заняться чем-то более полезным, но голос Эстер заставил его обратить внимание на сказанное.
- Сложность в том, что вы не справитесь с тем, чего хотите. Вам нужна помощь, но в виде призрака я почти бессильна. Однако, решение всегда есть.
Догадливая она оказалась. Деймон взялся за ручку двери, слегка усмехнулся и вышел наружу, сев на ступеньку возле дома. Ребекка судя по голосу либо не поняла, о чем говорит ее мать, либо просто устала притворяться, что не знает о замысле Бонни и Деймона, ее куда больше волновали другие вопросы. Деймон полез в карман за телефоном, чтобы проверить пропущенные вызовы, и внезапно понял, что его куртка осталась на стуле в гостиной Беннет, а кинжал с пеплом белого дуба находится в ней. Сальваторе вскинул брови, неуверенно посмотрев на дверь. Если Бонни не глупая, то она использует его когда придет время, и воспользовавшись тем, как Бекка увлечена матерью, вонзит его ей в сердце. Одним Первородным меньше. Это вроде и было их планом, который сейчас он совсем не поддерживал.
- Мама… Как вышло, что наша семья распалась? Почему он так возненавидел нас, почему он стал охотиться за нами? Ведь он не лучше нас и… Как можно было так возненавидеть родных детей? И… Убить тебя…
Сальваторе не прислушивался, он и так слушал каждое слово, но все же у него на лице выражалась настороженность.

+2

20

- Теперь ясно, кто был зачинщиком вражды между ведьмами и вампирами.
- Ты ошибаешься, Деймон. Вражду никто не придумывал, противостояние было в самом применении магии для создания вампиров. Из-за меня все ведьмы вынуждены расплачиваться, в том числе, и своим отношением к вам.
Возможно, всем могло показаться, что Эстер все равно на то, какую роль сыграет Деймон, словно она считала его вообще лишним. Однако, ведьмы на то и ведьмы, что даже черт сломит ногу, пытаясь угадать их планы. На старшего Сальваторе у Эстер были своим планы. Она знала, что как бы он ни кичился, но ради всего одной цели, ради которой они ее и позвали, он будет готов выполнить всё. Хороший послушный вампир всегда прекрасный сотрудник в любом деле, особенно, когда цель этого дела - его собственная цель... как он думает. Если бы Эстер сразу начала относиться к нему хорошо, показала бы это, то вряд ли это было бы правдоподобно, он бы не поверил. Другое дело, налаживание отношений в виду общих целей.
Всё четко и вымерено, как компоненты зелья. Деймон принял неприязнь за чистую монету, реакция Беннет только дала ему повод убедиться в своем мнении - прекрасно, всё идет как надо.
- Без меня как нибудь разберетесь, девочки. Благими намерениями, как известно, вымощена дорога в ад
Ведьма покачала головой. Даже спустя 200 лет вампиры оставались не менее несдержанные и эмоциональные... Время здесь было бессильно, что являлось еще одним поводом для того, чтобы обуздать вампирский пыл. Когдая Аяна пыталась предупредить первую ведьму, что природа будет мстить за то, что её пытаются омбануть, Эстер и не предполагала сколько подводных камней ждет в будущем. Но разве она предполагала что-то? Она была просто мать, которая хотела любыми средствами уберечь своих оставшихся в живых детей, пока тех как и Генриха не разорвали эти чудовищные оборотни.
Ведьма вообще не любила ни думать, ни вспоминать как-то о существовании оборотней, избегая темы и любых столкновений. Нет, она не боялась, скорее, часть её прошлого напоминала ей как заноза, когда эти волки волнолуния скалили свои клыки даже в виде улыбки человеческого образа. Однако, судьба сыграла злую шутку, сам Клаус стал куда большим воплощением и напоминания об оборотнях, и ужасом.
Словно поймав мать на мыслях, Ребекка задала свой вопрос. Действительно это был тот вопрос, ради которого она вызывала или же это боль воспоминаний и утраты хорошего времени, когда они были семьей, заставила спросить этого - сложно было понять.
- Мама… Как вышло, что наша семья распалась? Почему он так возненавидел нас, почему он стал охотиться за нами? Ведь он не лучше нас и… Как можно было так возненавидеть родных детей? И… Убить тебя…
Не часто, но древнюю ведьму можно удивить. Увидев Ребекку в такой компании, вполне было вероятно, что как раз она узнала тайну семьи. Тогда было бы логично представить, почему она здесь и не против вызова матери для разузнания способа убить брата.
- Я ошибалась, предположив, что ты знаешь правду. Тогда не могу не задать вопрос, почему ты здесь и в такой компании, Ребекка? Это удивительно. Подумай, прежде, чем ответить. Возможно, для таких разговоров не время. Я пойму.
Вопрос, который лучше бы было обсуждать не при таких обстоятельствах, когда рядом чужие уши. Однако, в этом тоже ведьма смогла усмотреть плюс. Она молчала, словно нагнетая обстановку, хотя на самом деле, пыталась выстроить правильно слова, чтобы донести до дочери ту мысль, которая нужна ей, но при этом не спугнуть ведьму Беннет и Сальваторе, который вполне мог слышать всё. Наконец, Эстер заговорила.
- Твой отец меня не убивал. И охотился он не за вами, а за Никалаусом. — наверное, другие бы ввели целый рассказ, подготавливающий собеседника с дальнейшим откровениям, но ведьма говорила всегда прямо и спокойно, что вызывало чувство уверенности в ее словах, убежденности и не поддавалось нкиаким сомнениям со стороны слушающих.
- Прежде, чем я тебе отвечу, Ребекка, ты должна понимать, что все в жизни мы совершаем поступки, которые мы не можем изменить. Но вне зависимости от них есть семья — эта та связь, которую невозможно нарушить ничем. Ни заклинаниями, ни временем.
Как бы ни странно, Эстер обернулась на Бони и посмотрела внимательно на нее, сделав паузу в своем объяснение, словно пытаясь донести часть своих слов и до Беннет. Отведя глаза от ведьмы и посмотрев снова на Бекки, первая ведьма продолжила.
- Когда-то давно я ошиблась, отвернувшись от Никалауса тогда, когда была ему нужна не меньше, чем вам. За что он отнял мою жизнь. Ваш отец пытался выследить и убить его, отомстив и за мою смерть, и за то, кем являлся мой сын. Я прошу тебя сделать также, как я - простить его обман, которым все это время он удерживал тебя рядом, как я простила за его поступок.
Казалось бы после таких слов самое время нервничать Бонни и Деймону, ведь фактически Эстер признала, что она нормально относиться к Клаусу. Но для Ребекки это было сделано или же на самом деле - понять было тяжело. Ведьма прекрасно понимала, что в любом случае у них не должно остаться сомнений, что делать дальше - а именно, вернуть её в человеческий мир.
- Однако, это не меняет дела. Клаус переступил слишком много границ дозволенности, в том числе, он играл с вами, как с игрушками, решая, когда вам жить, а когда спать и ждать его хорошего настроения. Такое должно прекратиться, вы все были на равных, именно поэтому я закрыла его оборотнические способности, чтобы сохранить мир между вами. Но он не понял этого и разрушил уже слишком много. Я хочу это прекратить.
Теперь оставалось ждать реакции. Математическая формула выведена и уравнение озвучено. Каждый должен найти в словах то решение, которое подходит для него. Момент был напряженный и требовал всю сосредоточенность. Одна заминка и шанс, которого так ждала Эстер мог исчезнуть.
Меж тем, смотря на Бекки, ведьма сама вспоминала те времена, когда они были счастливы, убежав из Европы и укрывшись от всех проблем. Конечно, в любой семье были свои неурядицы, как взять отношения между Клаусом и Майклом.... даже когда никто не знал, что Никалаус сын оборотня, словно интуиция заставляла этих двоих вставать в оппозицию. Воспоминания немного нахлынули, чуть отстранив от волнующего момента решения вызвавших её. Ведьма грустно посмотрела на Ребекку, понимая, что это даже не та её дочь, которая была... это вампир, которого она создала собственными руками, нарушив равноесие природы...

+1


Вы здесь » The Vampire Diaries World » Мистик Фоллс » [13 февраля 2011] Подозрительность порождает призраки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC